Виды договоров

Дополнительные виды договоров, предусмотренные проектом ГК РФ


Рамочный договор


Статья: К вопросу разграничения понятий "организационный" и "рамочный" договоры (Сафонова Е.Ю.) ("Юридический мир", 2011, N 8) {КонсультантПлюс}

К ВОПРОСУ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОНЯТИЙ "ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ" И
"РАМОЧНЫЙ" ДОГОВОРЫ
Е.Ю. САФОНОВА
Сафонова Елена Юрьевна, преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Рязанского филиала Московского университета МВД России.
В статье проводится разграничение между понятиями организационного и рамочного договоров. Автор анализирует сущность данных договоров и их основные характеристики, приходит к выводу, что организационный и рамочный договоры являются самостоятельными видами договоров.
Ключевые слова: рамочный договор, однородные правоотношения, соглашения.
On the issue of delimitation of concepts "organizational" and "framework" agreements
E.Yu. Safonova
The article makes a distinction between the concepts of organizational and framework agreements. The author analyzes the nature of these contracts and their basic characteristics, concludes that the institutional framework and the agreements are separate types of contracts.
Key words: framework agreement, homogeneous legal relations, agreements.
Все большее внимание в юридической литературе стало уделяться понятию и сущности организационного договора. Возросший интерес к указанному виду договоров вызван их частым применением на практике. Так, например, конструкция организационных договоров широко применяется в сфере предоставления транспортных услуг <1>, в строительстве <2>, в предпринимательской сфере при установлении долгосрочных партнерских отношений. Однако, несмотря на столь широкое практическое применение, в законодательстве Российской Федерации не нашлось отражения легально закрепленного понятия организационного договора. Поэтому в настоящее время силы многих ученых направлены на выработку данного понятия. Следует сказать, что большинство ученых, занимающихся изучением правовой природы организационных договоров, смешивают два понятия - организационного и рамочного договоров, считая их синонимами <3>.
--------------------------------
<1> См.: Долинская В.В. Транспортные договоры // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 8. С. 15.
<2> См.: Ершов О.Г. Предварительный договор в строительстве // Право и экономика. 2010. N 11. С. 8.
<3> См., например: Ефимова Л.Г. Рамочные (организационные) договоры. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 46.
На наш взгляд, для эффективного применения конструкции организационных договоров в практической деятельности хозяйствующих субъектов необходимо разработать понятие данного вида договора, которое бы отражало сущность и специфику такого договора и было точным, ясным, исключающим двоякое толкование. Как справедливо заметил Б.В. Чигидин, эффективность реализации принимаемых нормативно-правовых актов зависит от элементов юридической техники, использованных при составлении конкретного закона. Одним из ключевых элементов юридической техники следует считать языковые приемы, предполагающие использование тех или иных понятий. Б.В. Чигидин подчеркивает, что использование нескольких терминов одного и того же понятия приводит к дисбалансу, хаосу, невозможности нормального применения нормативного правового акта, содержащего такое неоднозначное понятие <4>.
--------------------------------
<4> Чигидин Б.В. Юридическая техника российского законодательства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 13.
Мы полагаем, что необходимо провести разграничения между понятиями "организационный договор" и "рамочный договор".
Так, под рамочным договором следует понимать определенный бланк документа, в котором указана одна из сторон, предмет договора. Такой договор может быть заключен, по сути, с любым контрагентом, отвечающим условиям, установленным в договоре, и согласившимся на них. То есть рамочный договор является типовым для однородных правоотношений. Подобные договоры разрабатываются организациями для оптимизации договорной работы. Примерами рамочных договоров могут служить трудовые договоры (куда уже вписаны должность потенциального работника, права, обязанности, гарантии, при непосредственном заключении такого договора с работником вписываются его данные, заработная плата, срок действия договора); договор на кредитную линию (в нем прописываются реквизиты банка, порядок предоставления и возврата кредита, вопросы отсрочки и рассрочки суммы кредита, при непосредственном заключении такого договора вписывается заемщик, сумма кредита, сроки действия договора, возврата кредита); также примерами рамочного договора могут являться договоры хранения, заключаемые с профессиональными хранителями, договоры банковского вклада и др.
Под организационным договором, на наш взгляд, следует понимать соглашение об организации длительных правовых связей в виде потока разнообразных деловых отношений, направленных на повышение эффективности соответствующего вида предпринимательской деятельности. То есть ключевым моментом организационного договора, отражающего его сущность, является цель заключения, а именно организация длительных партнерских отношений. В данном случае основными характеристиками рассматриваемого вида договоров будут служить непосредственно стороны, заключившие данное соглашение, и его условия (предмет, сроки, права и обязанности сторон). Примерами организационных договоров являются договоры между предпринимателями и органами государственной власти субъектов в экономической сфере (так, например, в июне 2010 г. между администрацией г. Рязани и ООО "СервисПак" было заключено соглашение о сотрудничестве по внедрению экологичной упаковки <5>), договоры между различными хозяйствующими субъектами для установления долгосрочных экономических связей, например договор поставки, энергоснабжения, инвестирования и др.
--------------------------------
<5> URL: http//www.ncci.ru/default.asp?cont=703.
Таким образом, на наш взгляд, и организационные, и рамочные договоры являются самостоятельными видами договоров. В данном случае термин "рамочный" будет отражать типовую характеристику договора (существует уже разработанный бланк со всеми существенными условиями), контрагент соглашается на такие условия и вступает в договорные отношения либо не принимает эти условия и отказывается в них вступать. Условия организационного соглашения разрабатываются непосредственно потенциальными контрагентами и преследуют цель установления длительного сотрудничества. Поэтому, на наш взгляд, уместно говорить, что, например, договор энергоснабжения является возмездным, консенсуальным, рамочным, организационным.
Следует подчеркнуть, что четкое, единообразное понимание термина "организационный договор" даст возможность выработать наиболее емкое и верное понятие рассматриваемого вида договоров, что позволит более эффективно использовать его договорную конструкцию на практике.

Опционный договор

Статья: Юридическая природа опционного договора в арбитражной практике и проекте поправок в Гражданский кодекс Российской Федерации (Жужжалов М.Б.) ("Арбитражные споры", 2011, N 4) {КонсультантПлюс}
КОНСТРУКЦИЯ ОПЦИОННОГО ДОГОВОРА В ПРОЕКТЕ ГРАЖДАНСКОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В проектах поправок в ГК РФ вопросы опционных соглашений предполагается урегулировать в статье 429.2 <15>. Конструкция опционного договора взята из общего права: основной договор заключается посредством безотзывной оферты. Вместо признания опционного обязательства (обязательства заключить договор) предлагается опционным договором регулировать порядок заключения основного договора. То есть вместо обязанности вступить в договор, исполнением которого является заключение основного договора, мы видим безотзывную оферту, совершаемую одновременно с заключением опционного договора (пункт 1), вместо права требовать заключения договора - право акцепта (пункт 2), реализацией которого будет заключение основного договора, а не направление оферты с одновременным требованием акцептовать ее.
--------------------------------
<15> Текст проекта см.: http:// www.economy.gov.ru/ minec/ activity/ sections/ CorpManagment/ civil_code/.
Представляется, это конструкция, существенно отличающаяся от конструкции, уже существующей в статье 2 Федерального закона от 22.04.96 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" и пункте 3 Положения о видах производных финансовых инструментов <16> и признанной в судебной практике. Суды различают опционные договоры и безотзывные оферты, признавая первые самостоятельной разновидностью договоров и называя именно их опционными договорами <17>, а вторые - имеющими место до возникновения договорных отношений и являющимися односторонними сделками <18>. Предлагаемая в проекте ГК РФ конструкция вдобавок утверждает, что вступление в договор не может быть действием, составляющим исполнение обязательства, а односторонний отказ от осуществления права требования не есть прощение долга и не является способом реализации права требования. Эти представления должны быть оставлены как основанные на фикциях и ошибках и как стесняющие развитие отечественного гражданского права. У предлагаемой конструкции есть существенный минус: как отчуждать "право акцепта"? Например, могу ли я отчуждать свой акцепт, когда мне направили оферту? Наверняка этот оригинальный шаг лишь вызовет неразрешимые, ненужные и бесплодные споры, лишив опционы оборотоспособности.
--------------------------------
<16> Утверждено Приказом ФСФР от 04.03.2010 N 10-13/пз-н.
<17> Постановления Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 12320/09, от 03.12.2002 N 2430/02 и от 06.03.2001 N 7601/00. Ср. с Постановлением Президиума ВАС РФ от 06.03.2007 N 13999/06.
<18> Постановления Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 3170/10 и от 25.02.2010 N 13877/09.
Соответственно, опционный договор должен быть определен как договор, в силу которого одна сторона (покупатель опциона) имеет право требовать от другой стороны (продавца опциона) вступления в будущем в договор, а также обязана произвести оплату этой возможности (уплатить премию), если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа сложившихся между сторонами отношений. Существенные условия договора, право на заключение которого предоставлено опционным договором, определяются в опционном договоре или в порядке, предусмотренном опционным договором. При этом стоит уточнить на всякий случай, что приобретатель опциона может в любой момент отказаться от этого права, а оплата производится за само предоставление права на заключение договора независимо от того, будет оно реализовано или покупатель опциона откажется от него. Этому должно сопутствовать водворение в судебную практику правильного взгляда на прощение долга.
В заключение следует добавить то, что опционные договоры появились в общем праве вследствие их специфического взгляда на оферту: направление оферты не сопряжено с обещанием не отзывать оферту - ее можно отозвать в любой момент до акцепта <19>. Такое обещание может быть сделано отдельно, но оно, как и любые обещания в общем праве, не имеет юридического значения (unenforceable), если не совершено на возмездной основе (consideration). Безвозмездная твердая оферта (gratuitous firm offer) никого не связывает <20>. Отсюда опционный договор в общем праве - это возмездно совершенное обещание оферента не отзывать оферту, а опцион - безотзывная оферта <21>.
--------------------------------
<19> См.: Atiyah P.S., Smith S.A. Atiyah's Introduction to the Law of Contract. 6th ed. Oxford, 2005. P. 49; Smith S.A. Contract Theory. Oxford, 2004. 195 - 196; Farnsworth E.A. Contracts. 4th ed. N.-Y., 2004. P. 152.
<20> Routledge v Grant (1828) 4 Bing 653 (см.: Poole J. Textbook on Contract Law. 8th ed. Oxford, 2006. P. 75); Hill v Corbett, 204 P. 2d 845 (Wash. 1949) (см.: Farnsworth E.A. Contracts. 4th ed. N.-Y., 2004. P. 175).
<21> См. Restatement (Second) of Contracts (1981), § 87. Доступно по ссылке: http:// www.lexinter.net/ LOTWVers4/ restatement_ (second)_ of_ contracts.htm.
В рамках же отечественного гражданского права конструирование опционного договора через безотзывные (твердые) оферты бессмысленно. Ввиду пункта 2 статьи 435 ГК РФ и того, что пункт 1 статьи 441 ГК РФ предполагает наличие срока у каждой оферты ("нормально необходимое время для акцепта" - тоже срок), любая оферта по отечественному праву должна считаться безотзывной, если иное не предусмотрено в самой оферте или не вытекает из ее существа или обстановки, в которой она сделана (статья 436 ГК РФ). По сути, это будет тот же основной договор, только с отлагательным условием в виде "акцепта" безотзывной оферты и отдельно выделенной в договоре платой за наличие такого условия <22>.
--------------------------------
<22> Ср. с "договором купли-продажи на условиях опциона" в Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.03.2007 N 13999/06.

Абонентский договор

Статья: Абонент и потребитель как стороны договора энергоснабжения (Курьянова Ю.Ю.) ("Налоги" (газета), 2011, N 11) {КонсультантПлюс}
АБОНЕНТ И ПОТРЕБИТЕЛЬ КАК СТОРОНЫ ДОГОВОРА ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ
Ю.Ю. КУРЬЯНОВА
Курьянова Ю.Ю., преподаватель Иркутского государственного университета.
Правовое регулирование в сфере электроэнергетики отличается повышенной сложностью, поскольку охватывает многогранный комплекс отношений. Исходя из этого, в научной литературе справедливо отмечается, что вопрос о субъектном составе договора энергоснабжения является достаточно дискуссионным.
Статья 539 ГК РФ устанавливает, что по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.
На первый взгляд сложность в понимании может возникнуть только при уяснении такого субъекта, как "энергоснабжающая организация". Однако существуют проблемы и в понимании абонента и (или) потребителя как субъектов рассматриваемого договора. Представляется, что указанные сложности обусловлены крайне неудачной формулировкой, содержащейся в нормах Гражданского кодекса РФ. Между тем правильное определение указанных субъектов имеет важное практическое значение.
Следует отметить, что Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные Приказом Минэнерго СССР от 6 декабря 1981 г. N 310, разделяли объемы указанных понятий и устанавливали их содержание следующим образом: потребитель электрической (тепловой) энергии - предприятие, организация, учреждение, территориально обособленный цех, объект, площадка, строение, квартира и т.п., присоединенные к электрическим (тепловым) сетям и использующие энергию с помощью имеющихся приемников электрической (тепловой) энергии. Абонент - потребитель, непосредственно присоединенный к сетям энергоснабжающей организации, имеющий с ней границу балансовой принадлежности электрических (тепловых) сетей, право и условия пользования электрической (тепловой) энергией которого обусловлены договором энергоснабжающей организации с потребителем или его вышестоящей организацией <1>. То есть все лица, получающие энергию, рассматривались как потребители. Потребители, непосредственно присоединенные к сетям энергоснабжающей организации и заключившие договоры энергоснабжения с энергоснабжающей организацией, считались абонентами. Однако указанные Правила Приказом Минтопэнерго России от 10 января 2000 г. N 2 признаны недействующими с 1 января 2000 г. <2>.
--------------------------------
<1> Правила пользования электрической и тепловой энергией: Приказ Минэнерго СССР от 6 декабря 1981 г. N 310 // "КонсультантПлюс" [Электронный ресурс]: СПС.
<2> О признании недействующими Правил пользования электрической и тепловой энергией: Приказ Минтопэнерго России от 10 января 2000 г. N 2 // "КонсультантПлюс" [Электронный ресурс]: СПС.
Гражданский кодекс РФ определений понятий "абонент" и "потребитель" не содержит, но рассматривает их как тождественные.
Федеральный закон "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", а также Федеральный закон "Об электроэнергетике" содержат определения потребителя.
Определению понятия "абонент" в действующем законодательстве места не нашлось.
В настоящее время существуют две точки зрения относительно соотношения понятий "абонент" и "потребитель" для целей энергоснабжения. Согласно одной позиции указанные понятия, как они употребляются в ГК РФ, тождественны <3>, а согласно другой - понятие "потребитель" шире понятия "абонент" в связи с тем, что каждый абонент является потребителем, но не каждый потребитель - абонентом, ибо имеются еще и потребители-субабоненты <4>. В связи с этим необходимо четко разграничить понятия "абонент" и "потребитель".
--------------------------------
<3> Жанэ А. Субъективный состав договора энергоснабжения // ЭЖ-Юрист. 2003. N 2.
<4> Цибирова И.Г. Договор энергоснабжения в гражданском праве Российской Федерации. М., 2004. С. 55.
Наиболее обоснованной представляется позиция тех авторов, которые полагают, что понятие "потребитель" шире понятия "абонент". Если по терминологии Федерального закона "Об электроэнергетике" потребитель - это любое лицо, приобретающее электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд, то основанием для признания его абонентом по договору энергоснабжения является наличие у него энергопринимающего устройства, отвечающего установленным техническим требованиям и присоединенного к сетям энергоснабжающей организации. Установленные гражданским законодательством для заключения договора энергоснабжения иные технические предпосылки (наличие иного необходимого оборудования, в том числе обеспечение учета потребления энергии) не являются необходимыми признаками для признания потребителя абонентом.
В зависимости от целей, для которых приобретается (используется) энергия, всех абонентов предлагается подразделять на две группы: в первую группу входят абоненты, использующие электрическую/тепловую энергию в быту; во вторую группу - абоненты, получающие энергию для ведения производственной (хозяйственной) деятельности (юридические лица), а также предприниматели без образования юридического лица, владеющие энергопринимающими устройствами, заключившие с энергоснабжающей организацией в установленном порядке договор энергоснабжения.
Однако энергия может приобретаться не только для собственных нужд (бытовых или производственных (хозяйственных)). Достаточно часто целью покупки электрической или тепловой энергии является последующая ее перепродажа конечным потребителям. В связи с этим вполне обоснованно возникает вопрос: является ли лицо, приобретающее электрическую энергию для последующей перепродажи, абонентом по договору энергоснабжения?
Единая точка зрения на этот счет в юридической науке отсутствует. Приведем два диаметрально противоположных мнения по указанному вопросу. Так, И.В. Елисеев полагает, что покупателем (абонентом) по договору может быть как юридическое лицо (в том числе перепродавец), так и гражданин. Профессор Е.В. Блинкова указывает, что по общему правилу абонент является потребителем, поскольку обязательство энергоснабжения носит потребительский характер: абонент обязуется использовать энергию в определенных целях. Если же энергия приобретается исключительно с целью последующей перепродажи, то такой договор уже квалифицируется как обычная купля-продажа <5>.
--------------------------------
<5> Блинкова Е.В. Потребитель или абонент? (Проблемы определения ответчика в судебных спорах по обязательствам энергоснабжения) // Российский судья. 2005. N 7. С. 41.
Вторая точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку именно особый субъектный состав договора энергоснабжения, в том числе выступление в роли абонента непосредственного потребителя, использующего энергию для собственных или производственных (хозяйственных) нужд, является видообразующим признаком договора энергоснабжения, предопределяющим его место в системе гражданско-правовых договоров.
В судебной практике нередко возникают споры по взысканию с абонентов задолженности за потребленные энергоресурсы при отсутствии заключенного договора энергоснабжения. При их рассмотрении для принятия судом законного и обоснованного решения важное юридическое значение имеет выяснение вопроса о том, кто является в каждом конкретном случае абонентом.
В настоящее время с учетом норм Жилищного кодекса РФ (ст. ст. 155 и 161) абонентами, приобретающими электрическую энергию в целях предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в многоквартирном доме (собственники, наниматели), могут быть признаны управляющие организации многоквартирных домов, товарищества собственников жилья, жилищный кооператив или специализированный потребительский кооператив <6>. Таким образом, наниматели жилых помещений и собственники жилых помещений абонентами по договору энергоснабжения не являются. Исключение составляют лишь граждане - собственники помещений в многоквартирных жилых домах, которые выбрали непосредственное управление многоквартирным домом в качестве самостоятельного способа управления многоквартирным домом. Последние как раз и будут являться одновременно и потребителями, и абонентами по договору энергоснабжения.
--------------------------------
<6> Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 14.
В результате можно сделать вывод, что абонент - это физическое или юридическое лицо, заключившее непосредственно договор энергоснабжения с энергоснабжающей организацией и непосредственно присоединившееся к ее сетям, осуществляющее пользование энергией (мощностью) для собственного потребления (в быту или производственных (хозяйственных) целях) либо для предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в многоквартирном доме. На наш взгляд, подобное определение термина "абонент" целесообразно закрепить на законодательном уровне, например включив его в Федеральный закон "Об электроэнергетике".
Из вышеизложенного можно выделить признаки, которые позволят отграничить абонента от потребителя:
- непосредственное заключение договора энергоснабжения с энергоснабжающей организацией;
- непосредственное (самостоятельное) присоединение к сетям энергоснабжающей организации;
- использование для собственных (бытовых или производственных) нужд либо для последующей продажи электроэнергии.
Для того чтобы лицо признавалось абонентом, обязательным является наличие всех обозначенных признаков.
В ст. 545 ГК РФ законодатель упоминает еще один специальный термин - "субабонент". Его легальное определение также отсутствует. Представляется, что субабонент - это потребитель, чьи энергопринимающие устройства непосредственно присоединены к электрическим (тепловым) сетям абонента. Согласно существующей в юридической литературе точке зрения субабонент не является стороной по договору энергоснабжения, что обусловлено наличием присоединенной сети не с энергоснабжающей организацией, а с абонентом и сложной структурой договорных связей.

Публичный договор

Статья: Проблемы изменения и расторжения публичных договоров (Егорова М.А.) ("Законы России: опыт, анализ, практика", 2010, N 2) {КонсультантПлюс}

ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕНЕНИЯ И РАСТОРЖЕНИЯ ПУБЛИЧНЫХ ДОГОВОРОВ

М.А. ЕГОРОВА

Правовой режим публичных договоров является исключением из принципа свободы договора, установленного ст. 421 ГК РФ. Основной особенностью публичного договора является необходимость его заключения коммерческой организацией в обязательном порядке (ст. 445 ГК РФ). Подобного рода исключение из общего правила правового регулирования договорных отношений вызвано необходимостью государственной защиты общественных интересов, прав граждан-потребителей, а также в сфере экономических отношений, которые относятся к естественным монополиям.

Комплекс охранительных мер правового режима публичного договора направлен прежде всего на защиту гражданина-потребителя, традиционно признаваемого более слабой стороной в договорном обязательстве относительно коммерческой организации. М.И. Кулагин объяснял это установление необходимостью предоставления "рядовому гражданину адекватных средств защиты против крупной компании или сервисного предприятия, производящих или реализующих товар или услуги на рынке" <1>.

--------------------------------

<1> Кулагин М.И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 262.

Однако ст. 421 ГК РФ не противопоставляет коммерческой организации именно гражданина-потребителя. Таким образом, публичный договор не во всех случаях носит признаки потребительского договора. Поэтому не следует считать, что основной причиной установления законодателем особого режима правового регулирования для публичных договоров является необходимость защиты только так называемой слабой стороны в договорном отношении. Скорее, речь идет о создании при помощи конструкции публичного договора условий для более стабильного и развитого гражданского оборота.

Установление ст. 426 ГК РФ правила об ограничении свободы заключения договора, носящего признаки публичного, коммерческой организацией в литературе объясняется необходимостью защиты интересов общества и слабой стороны в договоре <2>. Существует и иной подход к данному вопросу, который сводится к тому, что слабой стороной подобных отношений является именно сторона, для которой установлена обязанность заключения договора, а п. 2 ст. 445 ГК РФ нарушает основные начала - принципы гражданского законодательства, изложенные в п. 1 ст. 1 ГК РФ, предполагающие равенство участников отношений, регулируемых гражданским законодательством <3>.

--------------------------------

<2> См., например: Славецкий Д.В. Реализация принципа защиты слабой стороны при заключении публичного договора // Вестник института права СГЭА: Актуальные проблемы правоведения: Научно-теоретический журнал. 2002. N 3. С. 58 - 63.

<3> См.: Блинкова Е.В. Гражданско-правовое регулирование снабжения товарами через присоединенную сеть: теоретико-методологические и практические проблемы единства и дифференциации. М.: Юрист, 2005. С. 91.

Правовой режим публичного договора юридико-технически создается законодателем не только путем ограничения прав коммерческой организации, но и предоставлением льготных (односторонних) прав для потребителя <4>. В частности, ст. 426 ГК РФ устанавливает право потребителя принудить предпринимателя заключить публичный договор через суд или передать на рассмотрение суда разногласия по его отдельным условиям. Более того, как указали ВАС РФ с ВС РФ, при разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора необходимо учитывать, что бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги также возложено на коммерческую организацию <5>.

--------------------------------

<4> Термин "потребитель" по отношению к публичным договорам должен толковаться расширительно. Статья 426 ГК РФ понимает под потребителем не только граждан-потребителей, но и любых иных контрагентов коммерческих организаций, "потребляющих" их товары, работы или услуги. - Прим. авт.

<5> Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 55) // Приложение к Вестнику ВАС РФ. 2001. N 1. С. 48.

Действие нормы ст. 426 ГК РФ, согласно которой отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается, направлено на защиту гражданских прав контрагента договора, которым является либо физическое лицо, либо лицо, профессионально не занимающееся тем видом деятельности, который в обязательном порядке должна исполнять коммерческая организация в договорах, подпадающих под признаки публичных. В силу ч. ч. 1 и 3 ст. 426 ГК коммерческая организация обязана заключить договор с каждым, кто к ней обратится. Таким образом, требовать понуждения заключить публичный договор вправе только контрагент коммерческой организации, осуществляющей продажу товаров, выполнение работ или оказание услуг. Президиум ВАС РФ указал, что "по смыслу п. п. 1 и 3 ст. 426 ГК, а также п. 4 ст. 445 ГК обратиться в суд с иском о понуждении заключить публичный договор может только контрагент обязанной стороны. Коммерческая организация понуждать потребителя к заключению такого договора не вправе" <6>.

--------------------------------

<6> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров" (п. 2) // Хозяйство и право. 1997. N 9. С. 62.

Вопрос об ограничении права коммерческой организации на заключение публичного договора находится в непосредственной связи с предоставлением или ограничением для нее возможности изменения и тем более расторжения такого договора. В развитие вышеприведенной правовой позиции Конституционный Суд РФ также указал, что обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить лицу соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Иное означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего публичный договор, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания ст. ст. 34, 35 и 55 (ч. 3) Конституции РФ <8>. Иными словами, если договор относится к разряду публичных, то сторона, обязанная заключить такой договор, не имеет права на односторонний отказ от его исполнения.

--------------------------------

<8> Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1. С. 65.

Общее правило, которое используют суды при вынесении решений относительно возможности изменения и расторжения коммерческими организациями договоров, носящих характер публичных, сводится к тому, что нормы ГК РФ не предусматривают возможность какого-либо запрета на расторжение публичного договора, а существует лишь обязанность его заключать (ст. 426 ГК РФ). Поэтому к публичным договорам просто применяются положения гл. 29 ГК РФ об изменении и расторжении договора. Однако, как указывалось выше, особенности правовой природы публичного договора не могут не отражаться на режиме его правового регулирования. В связи с этим представляет интерес анализ правового регулирования изменения и расторжения публичных договоров как исключения из общего правила принципа свободы договора. Основаниями изменения и расторжения публичных договоров служат юридические факты, установленные законодателем в виде исключительного перечня в ст. 450 ГК РФ.

Односторонний отказ от исполнения договора как исключение из правила общего запрета одностороннего отказа от исполнения обязательств (ст. 310 ГК РФ) может быть реализован только в случаях, установленных законом или договором. Закон прямо не запрещает коммерческой организации отказ от исполнения договоров, носящих признаки публичных. Однако в силу Определения Конституционного Суда РФ <9> коммерческая организация не может обладать таким правом. Ряд норм части второй ГК РФ реализуют это правило.

--------------------------------

<9> Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О.

Следует подчеркнуть, что правило запрета на односторонний отказ от публичного договора действительно не для всякого публичного договора. В законе существует конструкция публичного договора, предусматривающая при наличии определенных условий возможность применения одностороннего отказа от исполнения договора. В соответствии с п. 1 ст. 546 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, он вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке при условии уведомления об этом энергоснабжающей организации и полной оплаты использованной энергии. Поскольку договор энергоснабжения является публичным (п. 1 ст. 426 ГК РФ), то в свете вышеупомянутого Определения Конституционного Суда РФ энергоснабжающая организация не вправе в одностороннем порядке отказаться от его исполнения.

Право на односторонний отказ от исполнения публичного договора коммерческая организация может приобрести также при отсутствии реакции контрагента на предъявление требования о погашении существующей задолженности. Например, в случае нарушения абонентом требований, связанных с оказанием услуг телефонной связи и установленных Федеральным законом "О связи" <10> или договором, в том числе нарушения сроков оплаты оказанных абоненту услуг телефонной связи, оператор связи имеет право приостановить оказание услуг до устранения нарушения, уведомив об этом абонента в письменной форме и с использованием средств связи оператора связи (автоинформатора). В случае неустранения такого нарушения в течение шести месяцев с даты получения абонентом от оператора связи уведомления (в письменной форме) о намерении приостановить оказание услуг телефонной связи оператор связи в одностороннем порядке вправе расторгнуть договор <11>.

--------------------------------

<10> Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" // СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895.

<11> Постановление Правительства РФ от 18 мая 2005 г. N 310 "Об утверждении Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи" // СЗ РФ. 2005. N 21. Ст. 2030.

Однако в связи с тем, что в российском законодательстве судебный прецедент не относится к источникам права, позиция Конституционного Суда не является основополагающей для установления права на одностороннее расторжение публичного договора коммерческой организацией. Поэтому в некоторых случаях закон, подзаконные акты или сами стороны договора в его тексте могут установить такое право для коммерческой организации исходя из правил, предусмотренных законом для конкретных видов договорных конструкций. Например, оператор связи и абонент или вещатель (т.е. обе стороны договора) вправе в любое время по соглашению сторон расторгнуть договор при условии оплаты оказанных услуг связи для целей телерадиовещания (в соответствии со ст. 782 ГК РФ). В договоре также могут быть предусмотрены случаи и порядок одностороннего отказа сторон от исполнения договора <12>.

--------------------------------

<12> Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2006 г. N 785 "Об утверждении Правил оказания услуг связи для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания" // СЗ РФ. 2007. N 1 (2 ч.). Ст. 249.

Практически единственной возможностью расторгнуть заключенный публичный договор для коммерческой организации является применение п. 2 ст. 450 ГК РФ со ссылкой на существенность нарушения потребителем. В литературе также выражается схожее мнение, что публичный характер договора не препятствует возможности его расторжения в случае существенности нарушения <14>. С другой стороны, действия неисправного потребителя, требующего заключения нового договора до погашения задолженности по расторгнутому договору, должны квалифицироваться как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ). Однако, к сожалению, решение этой проблемы для коммерческой организации в неюрисдикционном порядке сегодня невозможно, а введение нормы, позволяющей ей в подобных случаях отказывать потребителю в заключении нового договора, может создать неблагоприятный прецедент для злоупотребления этим правом уже со стороны коммерческих организаций и тем самым дезавуировать идею публичного договора.

<14> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. М., 2003. С. 172; Карапетов А.Г. Указ. соч. С. 372.

Поэтому выходом из сложившейся ситуации может стать разъяснение высшими судебными инстанциями своей позиции для судов в аналогичных ситуациях. Например, судам может быть рекомендовано в решениях по подобным делам ограничивать право неисправного потребителя на повторное заключение нового публичного договора с тем же кредитором до погашения задолженности по расторгнутому договору.

В некоторых случаях для регулирования специальных договорных отношений законодатель может предоставлять право коммерческой организации на одностороннее расторжение договора вразрез с правилом ст. 546 ГК РФ. Например, при перерасходе газа покупателем поставщик, являющийся субъектом естественной монополии, вправе проводить принудительное ограничение его поставки до установленной суточной нормы поставки газа по истечении 24 часов с момента предупреждения об этом покупателя и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации <16>. Таким образом, энергоснабжающая организация вправе приостановить действие договора энергоснабжения в случае неоплаты абонентом (физическим лицом) потребленной электроэнергии более трех расчетных периодов путем прекращения подачи электроэнергии. Это право энергоснабжающей организации подтверждено позицией ВС РФ <17>.

--------------------------------

<16> Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162 "Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 6. Ст. 770.

<17> Определение Верховного Суда РФ от 4 сентября 2003 г. N КАС03-406 // СПС "КонсультантПлюс".

Публичный характер договора формирует особый режим правового регулирования не только порядка его заключения, но также сказывается и на особенностях его изменения и расторжения. Для формирования наиболее благоприятных условий использования конструкции публичного договора в гражданском обороте необходимо тщательное выявление закономерностей необходимости установления дополнительных прав или ограничений для его сторон, базируясь на основополагающих принципах правового регулирования договорных отношений.

Договор присоединения

Статья: О договоре присоединения (Мечетин Д.В.) ("Адвокатская практика", 2010, N 2) {КонсультантПлюс}

О ДОГОВОРЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ <*>

Д.В. МЕЧЕТИН

--------------------------------

<*> Mechetin D.V. On agreement of adhesion.

Мечетин Д.В., аспирант кафедры гражданского права и процесса Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина.

В статье определяются понятие, сущность и правовая природа договора присоединения. Основное внимание автора сосредоточено на порядке заключения, изменения и расторжения договора присоединения и правовых гарантиях его сторон.

Ключевые слова: договор, свобода договора, договор присоединения, типовой договор.

The article determines the concept, essence and legal nature of the contract of adhesion. The main attention of the author is concentrated on the procedure of conclusion, change and dissolution of the contract of adhesion and legal guarantees of the parties.

Key words: contract, freedom of contract, contract of adhesion, standard form contract.

Являясь абсолютной новеллой отечественной цивилистики, договор присоединения имеет довольно продолжительную практику применения в праве зарубежном. В частности, договор присоединения используется в немецком праве под термином "diktierter Vertrag", в американском - "Adhesion Contract" или "Standart form Contract", во французском - "Contrat d'adhesion"... Несмотря на различия в терминах, сущность договора присоединения в цивилистике различных стран практически едина: сторона присоединяется к договору в целом, без обсуждения его условий. Весьма примечательным в этой связи является использование термина "Boilerplate" в американском договорном праве, которым обозначаются стандартные условия в договорах, а иногда и сами договоры присоединения в целом (особенно на юридическом сленге). Буквально же данный термин означает "стальной лист, используемый при изготовлении паровых котлов". Дело в том, что подобные стальные листы использовались в начале XX в. при производстве типографских клише. Таким образом, данное слово как нельзя лучше выражает в себе такой признак договора присоединения, как его шаблонность и неизменность для любого из контрагентов.

Несмотря на значительную практику применения договоров присоединения в зарубежном праве, в праве российском этот опыт практически не учтен. Разумеется, следует согласиться с мнением о том, что бездумное насаждение зарубежных правовых конструкций в российское право недопустимо <1>. Но в отношении договоров присоединения использование зарубежной законотворческой практики представляется вполне обоснованным. Конечно же, при этом необходимо учитывать российские экономические и правовые реалии.

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. О видах сделок в германском и в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Отечественный законодатель не счел необходимым детально регламентировать вопросы договоров присоединения, ограничившись всего одной статьей в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК). Более чем за 15 лет действия современного ГК в ст. 428 не было внесено ни одного изменения.

Разумеется, что стабильность и преемственность гражданского законодательства - необходимое условие для нормального функционирования любого государства. Однако применительно к договорам присоединения такая инертность не вполне оправданна, принимая во внимание многочисленные нарушения прав присоединяющихся контрагентов и трудности, имеющие место в судебной практике в связи с применением ст. 428 ГК.

В условиях рыночной экономики договоры присоединения незаменимы. Заключение договора путем присоединения позволяет заключить сделки с огромным количеством контрагентов в короткие сроки. Несомненно, что договоры присоединения эффективно обеспечивают динамику гражданского оборота. Но из-за недостаточного правового регулирования договоры присоединения превратились из удобного инструмента в орудие нарушения прав субъектов гражданского права.

В ст. 428 ГК законодатель дает определение договору присоединения через указание его обязательных признаков. Таких признаков два: во-первых, условия договора должны быть определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах; а во-вторых, такие условия могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Только при соблюдении указанных признаков конкретный договор можно считать договором присоединения.

Законодатель, используя термины "формуляр", "стандартная форма", не раскрывает их содержания. В юридической литературе данный вопрос уже затрагивался, однако не получил должного развития <2>. В определении термина "формуляр" авторы современных юридических и экономических словарей сходятся во мнении, что текст формуляра обычно составляется заранее, и контрагент не имеет возможности изменять предлагаемые условия <3>.

--------------------------------

<2> См.: Аминов В., Шкарин А. Единое или делимое? Договор присоединения и публичный договор // Бизнес-адвокат. 1997. N 20; СПС "КонсультантПлюс".

<3> См.: Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 2006; Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. ИНФРА-М, 2006; СПС "КонсультантПлюс".

Если говорить о "стандартной форме", то не вполне понятно, что именно имеется в виду под стандартом и кто этот стандарт утверждает. Если стандартная форма существует в виде правил, обязательных для сторон публичного договора, то речь идет о типовом договоре (п. 4 ст. 426 ГК). Если же примерные условия договора не носят общеобязательный характер, то подлежат применению нормы ст. 427 ГК.

Являясь ключевыми в определении договора присоединения, термины "формуляр" и "стандартная форма" нуждаются в уточнении.

Неоднозначность термина "договор присоединения" и отсутствие единой позиции относительно его места в системе гражданско-правовых договоров создали почву для юридических споров о правовой природе этого договора.

Так, ряд отечественных цивилистов прямо указывает на то, что договор присоединения - это способ заключения договора <4>. Вторые определяют договор присоединения как вид договора <5>, третьи используют термин "тип договора" <6>, другие же ученые и вовсе утверждают, что в договорах присоединения отсутствует "важнейший элемент самого понятия "договор" <7>.

--------------------------------

<4> См.: Сейнароев Б.М. Соотношение публичного договора с договором присоединения // Вестник ВАС РФ. 1999. N 10; СПС "КонсультантПлюс".

<5> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005; СПС "КонсультантПлюс".

<6> Дашко А.В. Теоретико-прикладное моделирование договорных отношений с участием потребителей: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 27 - 29; Костюк И.В. Нетипичные договорные конструкции в сфере электронной торговли // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 1; СПС "КонсультантПлюс".

<7> Цыпленкова А.В. Некоторые особенности договоров присоединения // Юридический мир. 2001. N 3. С. 30.


До недавнего времени термином "договор присоединения" обозначался не отдельный вид договора, а сложный юридический состав <8>.

--------------------------------

<8> См.: Белов В.А. Образец научного юридического исследования // Вестник гражданского права. 2008. N 4; СПС "КонсультантПлюс".

Многие ученые справедливо полагают, что само определение договора присоединения, закрепленное в ст. 428 ГК, нарушает правила формальной логики, так как определение данного договора раскрывается в законе при помощи использования того же самого понятия <9>.

--------------------------------

<9> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) // Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2004; СПС "КонсультантПлюс".

Внимание к формулировкам носит отнюдь не праздный характер. Из-за неоднозначной формулировки норм закона зачастую встает вопрос о том, что является критерием для отнесения того или иного договора к договору присоединения и как именно контрагент должен узнать о том, что он не вправе обсуждать, а тем более изменять предлагаемые условия договора. В законе не указано на то, какие именно договоры должны заключаться путем присоединения. Есть мнение о том, что договор присоединения "в современных условиях... относится к числу предпринимательских и публичных" <10>. Таким образом, данная точка зрения определяет сферу действия договоров присоединения. Действительно, максимальная эффективность реализации функций публичного договора достигается при заключении публичного договора именно в виде договора присоединения, так как именно договор присоединения позволяет создать равные возможности для всех контрагентов, закрепляя условия сделки в стандартной форме.

--------------------------------

<10> Яковлев В.Ф. Понятие предпринимательского договора в российском праве // Журнал российского права. 2008. N 1; СПС "КонсультантПлюс".

Заметно несколько настороженное отношение к договору присоединения со стороны юристов, что, в частности, подтверждается мнением ученых о том, что использование договоров присоединения необходимо только тогда, когда договор не может быть заключен обычным способом <11>. Рассматривая свободно обсуждаемые договоры как правовой инструмент "координации, согласования инициативных действий граждан" <12>, несложно заметить, что договор присоединения хоть и не позволяет согласовывать условия договора участникам отношений, но, без сомнения, координирует отношения в предпринимательской и публичной сфере намного быстрее и результативнее договоров, свободно обсуждаемых.

--------------------------------

<11> См.: Денисов С. Договор присоединения // Бизнес-адвокат. 1997. N 5; СПС "КонсультантПлюс".

<12> Рыбаков В.А. О механизме реализации воспитательной функции гражданско-правового регулирования // Гражданское право. 2009. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Гипотетически отсутствие каких-либо правовых ограничений дает возможность заключения любых договоров присоединения. Подавляющее большинство договоров, заключаемых между гражданами и коммерческими организациями, фактически являются договорами присоединения, так как реальной возможности включения в договор собственных условий у гражданина не имеется. Поэтому представляется необходимым законодательное закрепление обязательного указания в тексте формуляра на то, что заключаемый договор является договором присоединения в силу ст. 428 ГК.

Норма, закрепленная в п. 2 ст. 428 ГК, устанавливает дополнительное основание для изменения или расторжения договора присоединившейся стороной. Но стоит ли говорить о том, что расторжение договора возможно только после его заключения? Законодатель тем самым допускает потенциальное нарушение гражданских прав субъектов и лишь после такого нарушения предоставляет возможность использования средств гражданско-правовой защиты, предусмотренных ст. 12 ГК. Едва ли сторона, формировавшая условия договора, после присоединения к нему контрагента согласится на изменение каких-либо договорных условий. Тем самым можно сделать вывод о том, что в данном случае из всех возможных гражданско-правовых способов защиты прав у присоединившейся стороны остается только один - судебный. Кроме этого, п. 2 ст. 428 ГК не содержит точных критериев для изменения или расторжения договора присоединения по дополнительным основаниям, оставляя широкий простор для судебного усмотрения. Вышеназванным пунктом установлены следующие основания. Во-первых, лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида. Во-вторых, ограничение или исключение ответственности другой стороны за нарушение обязательств. В-третьих, явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. Не останавливаясь подробно на каждом из указанных оснований, заметим, что для того чтобы суд принял решение об изменении или расторжении договора присоединения, ему необходимо провести сравнение оспариваемого договора с аналогичными договорами присоединения. В этой связи считаем необходимым закрепление в Гражданском кодексе четких указаний на то, какие именно договоры могут заключаться путем присоединения.

Известна радикальная точка зрения о необходимости отказа от доктрины "договора присоединения" по причине внутреннего противоречия самого этого понятия <13>.

--------------------------------

<13> См.: Клочков А.А. Стандартные (общие) условия договоров в коммерческом обороте: Правовое регулирование в России и зарубежных странах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000.

Удобство заключения договоров путем присоединения трудно переоценить. Более целесообразным, на наш взгляд, будет не отказ от договора присоединения, а конкретизация всех используемых для определения договора присоединения терминов и понятия самого договора в целом, а также наделение присоединяющейся стороны дополнительными правовыми гарантиями.

Предварительный договор

Статья: Предварительный договор: какие права и обязанности сторон он создает (Артемова И.) ("Клуб главных бухгалтеров", 2011, N 10) {КонсультантПлюс}

"Клуб главных бухгалтеров", 2011, N 10

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДОГОВОР:

КАКИЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН ОН СОЗДАЕТ

При заключении крупных сделок, таких как купля-продажа и аренда недвижимости, строительные работы и др., стороны нередко используют предварительный договор для придания достигнутым договоренностям юридической силы. Предварительный договор имеет ряд существенных отличий от обычных договоров, в связи с чем в нем могут быть применены не все условия, допустимые в них. Рассмотрим несколько судебных споров, предметом которых были заключенные сторонами предварительные договоры.

1. ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 29.03.2011 N А78-2603/2010 указал, что в предварительном договоре нельзя применять задаток в качестве меры обеспечения обязательств.

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к администрации города о взыскании задатка, предусмотренного предварительным договором. Администрация города подала встречный иск об обязании предпринимателя заключить договор аренды земельного участка, что было предметом предварительного договора.

Суд первой инстанции отказал обеим сторонам спора.

В соответствии с предварительным договором администрация обязалась зарегистрировать право муниципальной собственности и после этого передать предпринимателю по основному договору аренды земельный участок для размещения летнего кафе в определенный срок.

Одним из пунктов предварительного договора была обязанность предпринимателя уплатить администрации задаток в сумме арендной платы за весь срок аренды (22 года) до заключения основного договора. Предварительным договором предусматривался последующий взаимозачет сумм арендной платы и уплаченного задатка.

Отказывая предпринимателю в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что основной договор аренды сторонами заключен не был, а обеспечение обязательств задатком в соответствии с нормами ГК РФ предусмотрено только для денежных обязательств, при этом предварительный договор денежным обязательством не является. Отказывая во встречном иске администрации, суд первой инстанции исходил из того, что администрацией нарушены условия заключенного соглашения, так как основной договор аренды в установленный срок предпринимателю для подписания не направлен.

Суд апелляционной инстанции и ФАС согласились с судом первой инстанции, указав, что в соответствии с п. 1 ст. 380 ГК РФ задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Предварительный договор сторон спора не содержит каких-либо денежных обязательств сторон друг перед другом, так как все условия предусмотрены для основного договора. По этой причине невозможно применение задатка в качестве обеспечения исполнения обязательств по предварительному договору.

2. Наличие заключенного предварительного договора в отношении объекта недвижимого имущества, проданного другому лицу, не может являться основанием для признания договора купли-продажи недействительным по признаку ничтожности. Подобная ситуация рассматривалась ФАС Поволжского округа в Постановлении от 06.04.2011 N А12-14235/2010.

Индивидуальный предприниматель и организация заключили предварительный договор купли-продажи недостроенного здания. Однако в оговоренный срок организация основной договор с предпринимателем не заключила, а продала недвижимость третьему лицу.

Предприниматель подал иск о признании сделки купли-продажи недостроенного здания иной организацией ничтожной, так как данное здание было предметом заключенного с ним предварительного договора.

ФАС указал, что требования, связанные с недействительностью ничтожной сделки, могут быть предъявлены только заинтересованным лицом.

Под заинтересованным лицом следует понимать участника сделки либо лиц, чьи права и законные интересы прямо нарушены сделкой. Предприниматель заинтересованным лицом не является, так как не является участником оспариваемого договора купли-продажи.

Также ФАС счел недоказанным, что признание сделки недействительной восстановит права и законные интересы предпринимателя, по следующей причине. Предварительный договор представляет собой лишь соглашение о намерении в будущем заключить сделку, в связи с чем права и обязанности по предварительному договору в отношении предмета сделки у сторон не возникают. Поэтому предварительный договор купли-продажи недвижимости не является сделкой с недвижимостью, а наличие заключенного предварительного договора в отношении объекта недвижимого имущества, отчужденного другому лицу, не может служить основанием для признания договора купли-продажи недействительным по признаку ничтожности.

Основываясь на двух вышеприведенных мотивах, ФАС поддержал судей предыдущих инстанций и отказал предпринимателю в удовлетворении иска.

3. Какие же условия должны обязательно присутствовать в предварительном договоре, чтобы признать его заключенным? На этот вопрос ответил ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 17.05.2011 N А81-2811/2010. Организация-продавец обратилась в суд с иском о понуждении ответчика заключить договор купли-продажи недвижимого имущества на условиях предварительного договора, а также о взыскании неустойки, начисленной на основании предварительного договора, штрафных санкций и пени.

Примечание. Мельников А.В., адвокат

В предварительных договорах, связанных с недвижимостью, советую указывать точный срок передачи недвижимости, а не только срок заключения основного договора. Это допустимо в предварительном договоре и защищает интересы стороны, приобретающей право.

Суд первой инстанции в иске отказал, апелляционный суд обязал ответчика заключить договор купли-продажи, ФАС поддержал суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела, между сторонами был заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, по условиям которого стороны обязались в течение 30 дней после оформления права собственности продавца на долю в законченном строительством объекте заключить основной договор купли-продажи этой доли покупателю. Стороны также указали в договоре цену 1 кв. м площади и то, что цена является окончательной и изменению не подлежит.

В срок основной договор заключен не был, поэтому продавец обратился в суд.

ФАС, обязывая покупателя заключить основной договор, основывался на следующем. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, которое оформлено в надлежащей форме. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора (п. 3 ст. 429 ГК РФ), в частности расположение объекта недвижимости, цену имущества.

В рассматриваемом споре все существенные условия были должным образом отражены в предварительном договоре сторон. При этом суд признал, что объект купли-продажи определен сторонами настолько подробно, насколько это было возможно на дату подписания предварительного договора (указаны этажи расположения помещений, проектная площадь и др.). Поэтому довод покупателя о необходимости более подробного описания объекта купли-продажи на момент подписания предварительного договора суд счел несостоятельным.

Важно. "Ссылка предпринимателя на то, что по настоящему делу судебные расходы являются его убытками, подлежащими полному возмещению на основании ст. 15 ГК РФ, неосновательна, поскольку судебные расходы распределяются в порядке ст. ст. 110, 112 АПК РФ и не могут рассматриваться как убытки, возмещаемые по правилам ст. 15 ГК РФ".

При таких обстоятельствах суд установил, что заключенный сторонами предварительный договор купли-продажи содержит условия, позволяющие установить предмет договора и цену продажи, как того требует ГК РФ, и оснований считать его незаключенным не имеется. На основании этого суд обязал покупателя заключить с продавцом основной договор.

4. Обстоятельства прекращения предварительного договора без заключения основного рассматривал ФАС Центрального округа в Постановлении от 19.05.2011 N А35-1259/2009.

Между предпринимателем-продавцом и организацией-покупателем был заключен предварительный договор купли-продажи земельного участка, согласно которому стороны обязались в будущем на условиях предварительного договора заключить основной договор. В договоре указана характеристика объекта, порядок действий продавца по заключению основного договора и срок его заключения.

Исполнение обязательств по предварительному договору обеспечивалось задатком, который подлежал зачету в счет оплаты стоимости недвижимости и был перечислен покупателем продавцу.

В срок, установленный предварительным договором, основной договор заключен не был, и организация-покупатель обратилась в суд с иском о взыскании с продавца необоснованного обогащения (уплаченного задатка). Предприниматель - продавец недвижимости заявил встречный иск о понуждении организации заключить с ним договор купли-продажи недвижимости.

Разбирательство по делу продолжалось почти два года. Суд первой инстанции отказал покупателю в иске о взыскании задатка, а встречные требования продавца о понуждении заключить договор удовлетворил. Суд апелляционной инстанции поддержал данное решение. Однако ФАС направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что судами была дана неполная оценка доказательств относительно выполнения продавцом обязательств по предварительному договору.

При новом рассмотрении суд первой инстанции взыскал с продавца сумму задатка, в остальных исковых требованиях сторонам отказано. Апелляционный суд и ФАС оставили данное решение без изменения.

Мотивация решения была следующей. Обращаясь с требованием о понуждении организации заключить основной договор купли-продажи, предприниматель сослался на то, что он как продавец выполнил все обязательства по предварительному договору купли-продажи и направил покупателю предложение о заключении основного договора.

Однако суд установил, что в обязанности продавца, помимо прочих, входило получение нотариально заверенного согласия супруги на отчуждение имущества, а также погашение всех задолженностей, связанных с подлежащей продаже землей. Доказательств выполнения данных условий предприниматель не представил. Напротив, в деле имеется вступившее в законную силу решение арбитражного суда о взыскании с предпринимателя задолженности по арендной плате за оспариваемый земельный участок.

Также отсутствуют надлежащие доказательства обращения к покупателю с предложением о заключении основного договора купли-продажи. Кроме того, как установлено судом, исходя из переписки сторон, предприниматель фактически утратил интерес к заключению основного договора на условиях, согласованных сторонами.

Примечание. Волкова Л.А., юрисконсульт

Рекомендовала бы заключать предварительный договор только в случае невозможности заключения сразу основного, а для защиты своих интересов лучше прописывать в нем все условия как можно подробнее. При необходимости можно через суд обязать ответчика привести условия основного договора в соответствие с условиями предварительного.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о фактическом прекращении предварительного договора на основании п. 6 ст. 429 ГК РФ, так как обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор. Вследствие этого отсутствуют основания для понуждения покупателя к заключению основного договора купли-продажи, а предприниматель обязан возвратить задаток на основании ст. 1102 ГК РФ (обязанность возвратить неосновательное обогащение).

Отметим, что данное решение в части возврата задатка по предварительному договору противоположно Постановлению ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.03.2011 N А78-2603/2010, которое рассматривалось выше.

5. Какое соглашение нельзя признать предварительным договором? Ответ на этот вопрос дал ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 06.06.2011 N А78-5935/2010.

Заказчик (истец) и ответчик (подрядчик) заключили предварительный договор подряда на проведение ремонтно-отделочных, согласно которому подрядчик принимает на себя обязательство выполнить работы в соответствии со сметной документацией, а заказчик - произвести предоплату для приобретения подрядчиком строительных материалов. Заказчик произвел предоплату согласно договору. Подрядчик к ремонтным работам не приступил, и заказчик обратился в суд за взысканием необоснованного обогащения и процентов за пользование денежными средствами.

Важно. На сегодняшний день нет единообразного понимания вопроса о взыскании судебных расходов на представителя с проигравшей стороны, кроме того, мало изучен вопрос о компенсации расходов на досудебное урегулирование в спорах с налоговыми службами.

Суды всех трех инстанций были единодушны - удовлетворили требование заказчика взыскать сумму необоснованного обогащения в размере перечисленного аванса и частично удовлетворили требование о взыскании процентов (сумма процентов была пересчитана).

Основания решения были следующими. В соответствии со ст. 429 ГК РФ лица, заключившие предварительный договор, имеют единственную обязанность - заключить в будущем основной договор - и право требовать от другой стороны заключения основного договора. В споре сторон соглашение, поименованное предварительным договором подряда на проведение ремонтно-отделочных работ, не содержит обязательного условия о заключении в будущем основного договора, в связи с чем оно не может быть признано предварительным договором.

Кроме того, суд рассмотрел вопрос о том, может ли в данном случае считаться заключенным между сторонами основной договор. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Для договоров подряда существенными являются условия об объеме и цене работ (п. 1 ст. 740 ГК РФ), о сроках выполнения работ (п. 1 ст. 708 ГК РФ).

Примечание. Щербак В.И., юрист

Непосредственно в предварительный договор можно и нужно включать санкции за неисполнение обязательств, например за просрочку направления проекта договора. Гораздо проще взыскать штрафные санкции, предусмотренные самим предварительным договором, чем пытаться доказать и взыскать убытки, причиненные его неисполнением.

Заключенный между сторонами предварительный договор не содержит условий о сроках и объеме работ, в связи с чем признан судами незаключенным. Кроме того, суд установил, что основной договор сторонами не заключался, сметная документация не согласовывалась, ремонтно-отделочные работы в помещении заказчика подрядчиком не производились. В связи с этим предоплата, перечисленная подрядчику, была признана судом необоснованным обогащением.

В заключение сформулируем основные выводы и рекомендации относительно заключения предварительных договоров.

1. Предварительный договор должен содержать все существенные условия, в том числе условие заключить основной договор в будущем.

2. Предварительный договор не является денежным обязательством, поэтому в нем крайне нежелательно применять условие о задатке и тому подобные условия, создающие денежные обязательства сторон до заключения основного договора. В противном случае при возникновении спора задаток будет нелегко вернуть.

3. В предварительном договоре целесообразно четко прописывать порядок заключения основного договора, в том числе сроки, порядок составления и направления основного договора, порядок обмена документами и др. Впоследствии это может помочь установить намерения сторон и полноту исполнения обязательств по предварительному договору.

4. Обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания предусмотренного срока заключения основного договора он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор. В связи с этим стороне предварительного договора, заинтересованной в заключении основного, следует помнить, что она имеет право направить другой стороне предложение заключить договор и это следует сделать до истечения предусмотренного срока в надлежащей форме (вручить лично под роспись, отправить ценным письмом с описью вложения и др.). Это обстоятельство позволит не признавать предварительный договор прекращенным и требовать заключения основного договора.

И. Артемова

Главный бухгалтер,

консультант