Договор присоединения

Статья: О договоре присоединения (Мечетин Д.В.) ("Адвокатская практика", 2010, N 2) {КонсультантПлюс}

О ДОГОВОРЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ <*>

Д.В. МЕЧЕТИН

--------------------------------

<*> Mechetin D.V. On agreement of adhesion.

Мечетин Д.В., аспирант кафедры гражданского права и процесса Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина.

В статье определяются понятие, сущность и правовая природа договора присоединения. Основное внимание автора сосредоточено на порядке заключения, изменения и расторжения договора присоединения и правовых гарантиях его сторон.

Ключевые слова: договор, свобода договора, договор присоединения, типовой договор.

The article determines the concept, essence and legal nature of the contract of adhesion. The main attention of the author is concentrated on the procedure of conclusion, change and dissolution of the contract of adhesion and legal guarantees of the parties.

Key words: contract, freedom of contract, contract of adhesion, standard form contract.

Являясь абсолютной новеллой отечественной цивилистики, договор присоединения имеет довольно продолжительную практику применения в праве зарубежном. В частности, договор присоединения используется в немецком праве под термином "diktierter Vertrag", в американском - "Adhesion Contract" или "Standart form Contract", во французском - "Contrat d'adhesion"... Несмотря на различия в терминах, сущность договора присоединения в цивилистике различных стран практически едина: сторона присоединяется к договору в целом, без обсуждения его условий. Весьма примечательным в этой связи является использование термина "Boilerplate" в американском договорном праве, которым обозначаются стандартные условия в договорах, а иногда и сами договоры присоединения в целом (особенно на юридическом сленге). Буквально же данный термин означает "стальной лист, используемый при изготовлении паровых котлов". Дело в том, что подобные стальные листы использовались в начале XX в. при производстве типографских клише. Таким образом, данное слово как нельзя лучше выражает в себе такой признак договора присоединения, как его шаблонность и неизменность для любого из контрагентов.

Несмотря на значительную практику применения договоров присоединения в зарубежном праве, в праве российском этот опыт практически не учтен. Разумеется, следует согласиться с мнением о том, что бездумное насаждение зарубежных правовых конструкций в российское право недопустимо <1>. Но в отношении договоров присоединения использование зарубежной законотворческой практики представляется вполне обоснованным. Конечно же, при этом необходимо учитывать российские экономические и правовые реалии.

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. О видах сделок в германском и в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Отечественный законодатель не счел необходимым детально регламентировать вопросы договоров присоединения, ограничившись всего одной статьей в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК). Более чем за 15 лет действия современного ГК в ст. 428 не было внесено ни одного изменения.

Разумеется, что стабильность и преемственность гражданского законодательства - необходимое условие для нормального функционирования любого государства. Однако применительно к договорам присоединения такая инертность не вполне оправданна, принимая во внимание многочисленные нарушения прав присоединяющихся контрагентов и трудности, имеющие место в судебной практике в связи с применением ст. 428 ГК.

В условиях рыночной экономики договоры присоединения незаменимы. Заключение договора путем присоединения позволяет заключить сделки с огромным количеством контрагентов в короткие сроки. Несомненно, что договоры присоединения эффективно обеспечивают динамику гражданского оборота. Но из-за недостаточного правового регулирования договоры присоединения превратились из удобного инструмента в орудие нарушения прав субъектов гражданского права.

В ст. 428 ГК законодатель дает определение договору присоединения через указание его обязательных признаков. Таких признаков два: во-первых, условия договора должны быть определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах; а во-вторых, такие условия могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Только при соблюдении указанных признаков конкретный договор можно считать договором присоединения.

Законодатель, используя термины "формуляр", "стандартная форма", не раскрывает их содержания. В юридической литературе данный вопрос уже затрагивался, однако не получил должного развития <2>. В определении термина "формуляр" авторы современных юридических и экономических словарей сходятся во мнении, что текст формуляра обычно составляется заранее, и контрагент не имеет возможности изменять предлагаемые условия <3>.

--------------------------------

<2> См.: Аминов В., Шкарин А. Единое или делимое? Договор присоединения и публичный договор // Бизнес-адвокат. 1997. N 20; СПС "КонсультантПлюс".

<3> См.: Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 2006; Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. ИНФРА-М, 2006; СПС "КонсультантПлюс".

Если говорить о "стандартной форме", то не вполне понятно, что именно имеется в виду под стандартом и кто этот стандарт утверждает. Если стандартная форма существует в виде правил, обязательных для сторон публичного договора, то речь идет о типовом договоре (п. 4 ст. 426 ГК). Если же примерные условия договора не носят общеобязательный характер, то подлежат применению нормы ст. 427 ГК.

Являясь ключевыми в определении договора присоединения, термины "формуляр" и "стандартная форма" нуждаются в уточнении.

Неоднозначность термина "договор присоединения" и отсутствие единой позиции относительно его места в системе гражданско-правовых договоров создали почву для юридических споров о правовой природе этого договора.

Так, ряд отечественных цивилистов прямо указывает на то, что договор присоединения - это способ заключения договора <4>. Вторые определяют договор присоединения как вид договора <5>, третьи используют термин "тип договора" <6>, другие же ученые и вовсе утверждают, что в договорах присоединения отсутствует "важнейший элемент самого понятия "договор" <7>.

--------------------------------

<4> См.: Сейнароев Б.М. Соотношение публичного договора с договором присоединения // Вестник ВАС РФ. 1999. N 10; СПС "КонсультантПлюс".

<5> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005; СПС "КонсультантПлюс".

<6> Дашко А.В. Теоретико-прикладное моделирование договорных отношений с участием потребителей: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 27 - 29; Костюк И.В. Нетипичные договорные конструкции в сфере электронной торговли // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 1; СПС "КонсультантПлюс".

<7> Цыпленкова А.В. Некоторые особенности договоров присоединения // Юридический мир. 2001. N 3. С. 30.


До недавнего времени термином "договор присоединения" обозначался не отдельный вид договора, а сложный юридический состав <8>.

--------------------------------

<8> См.: Белов В.А. Образец научного юридического исследования // Вестник гражданского права. 2008. N 4; СПС "КонсультантПлюс".

Многие ученые справедливо полагают, что само определение договора присоединения, закрепленное в ст. 428 ГК, нарушает правила формальной логики, так как определение данного договора раскрывается в законе при помощи использования того же самого понятия <9>.

--------------------------------

<9> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) // Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2004; СПС "КонсультантПлюс".

Внимание к формулировкам носит отнюдь не праздный характер. Из-за неоднозначной формулировки норм закона зачастую встает вопрос о том, что является критерием для отнесения того или иного договора к договору присоединения и как именно контрагент должен узнать о том, что он не вправе обсуждать, а тем более изменять предлагаемые условия договора. В законе не указано на то, какие именно договоры должны заключаться путем присоединения. Есть мнение о том, что договор присоединения "в современных условиях... относится к числу предпринимательских и публичных" <10>. Таким образом, данная точка зрения определяет сферу действия договоров присоединения. Действительно, максимальная эффективность реализации функций публичного договора достигается при заключении публичного договора именно в виде договора присоединения, так как именно договор присоединения позволяет создать равные возможности для всех контрагентов, закрепляя условия сделки в стандартной форме.

--------------------------------

<10> Яковлев В.Ф. Понятие предпринимательского договора в российском праве // Журнал российского права. 2008. N 1; СПС "КонсультантПлюс".

Заметно несколько настороженное отношение к договору присоединения со стороны юристов, что, в частности, подтверждается мнением ученых о том, что использование договоров присоединения необходимо только тогда, когда договор не может быть заключен обычным способом <11>. Рассматривая свободно обсуждаемые договоры как правовой инструмент "координации, согласования инициативных действий граждан" <12>, несложно заметить, что договор присоединения хоть и не позволяет согласовывать условия договора участникам отношений, но, без сомнения, координирует отношения в предпринимательской и публичной сфере намного быстрее и результативнее договоров, свободно обсуждаемых.

--------------------------------

<11> См.: Денисов С. Договор присоединения // Бизнес-адвокат. 1997. N 5; СПС "КонсультантПлюс".

<12> Рыбаков В.А. О механизме реализации воспитательной функции гражданско-правового регулирования // Гражданское право. 2009. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Гипотетически отсутствие каких-либо правовых ограничений дает возможность заключения любых договоров присоединения. Подавляющее большинство договоров, заключаемых между гражданами и коммерческими организациями, фактически являются договорами присоединения, так как реальной возможности включения в договор собственных условий у гражданина не имеется. Поэтому представляется необходимым законодательное закрепление обязательного указания в тексте формуляра на то, что заключаемый договор является договором присоединения в силу ст. 428 ГК.

Норма, закрепленная в п. 2 ст. 428 ГК, устанавливает дополнительное основание для изменения или расторжения договора присоединившейся стороной. Но стоит ли говорить о том, что расторжение договора возможно только после его заключения? Законодатель тем самым допускает потенциальное нарушение гражданских прав субъектов и лишь после такого нарушения предоставляет возможность использования средств гражданско-правовой защиты, предусмотренных ст. 12 ГК. Едва ли сторона, формировавшая условия договора, после присоединения к нему контрагента согласится на изменение каких-либо договорных условий. Тем самым можно сделать вывод о том, что в данном случае из всех возможных гражданско-правовых способов защиты прав у присоединившейся стороны остается только один - судебный. Кроме этого, п. 2 ст. 428 ГК не содержит точных критериев для изменения или расторжения договора присоединения по дополнительным основаниям, оставляя широкий простор для судебного усмотрения. Вышеназванным пунктом установлены следующие основания. Во-первых, лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида. Во-вторых, ограничение или исключение ответственности другой стороны за нарушение обязательств. В-третьих, явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. Не останавливаясь подробно на каждом из указанных оснований, заметим, что для того чтобы суд принял решение об изменении или расторжении договора присоединения, ему необходимо провести сравнение оспариваемого договора с аналогичными договорами присоединения. В этой связи считаем необходимым закрепление в Гражданском кодексе четких указаний на то, какие именно договоры могут заключаться путем присоединения.

Известна радикальная точка зрения о необходимости отказа от доктрины "договора присоединения" по причине внутреннего противоречия самого этого понятия <13>.

--------------------------------

<13> См.: Клочков А.А. Стандартные (общие) условия договоров в коммерческом обороте: Правовое регулирование в России и зарубежных странах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000.

Удобство заключения договоров путем присоединения трудно переоценить. Более целесообразным, на наш взгляд, будет не отказ от договора присоединения, а конкретизация всех используемых для определения договора присоединения терминов и понятия самого договора в целом, а также наделение присоединяющейся стороны дополнительными правовыми гарантиями.