"Бухгалтерия и банки", 2012, N 8

 

Статья: Одностороннее увеличение процентной ставки по кредитному договору в условиях кризиса. Права и правонарушения банковских организаций (Зрелов А.) ("Бухгалтерия и банки", 2012, N 8) {КонсультантПлюс}

В современной банковской практике нередко встречаются кредитные договоры с физическими лицами, допускающие право банка в одностороннем порядке увеличить процентную ставку в случае наступления финансового или экономического кризиса в России и (или) мире.

По мнению представителей Роспотребнадзора, такое условие, согласно п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", должно быть признано недействительным как ущемляющее права потребителя в связи с нарушением ст. 310 ГК РФ. Допущенное нарушение влечет ответственность по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

До вступления в силу Федерального закона от 15.02.2010 N 11-ФЗ "О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" данное правило все равно следовало из ст. 310 ГК РФ, что подтверждается правовой позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139.

Пунктами 1, 2 ст. 450 ГК РФ установлено, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено названным Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное (п. 1 ст. 452 ГК РФ).

Положения кредитных договоров, согласно которым банк имеет право изменять в одностороннем порядке процентную ставку по кредиту в случаях, указанных в договоре, а именно "в случае наступления финансового или экономического кризиса в России и (или) мире", признаются недействительными и в судебном порядке (см., напр., Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.05.2011 N 6602). По мнению судов, такие условия противоречат действующему законодательству, регулирующему спорные правоотношения, и нарушают права граждан-потребителей.

Действующим законодательством возможность одностороннего изменения процентной ставки по кредитам с физическим лицом не предусмотрена. Следовательно, банк не вправе включать подобные условия в кредитные договоры с физическим лицом, поскольку включение таких условий в кредитный договор ущемляет права потребителя (см., напр., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2012 N 17АП-12521/2011-АК по делу N А50-15084/2011).

Возможный довод банка о том, что спорное условие не содержится в кредитном договоре, в связи с чем носит лишь информационный характер, обычно также отклоняется, поскольку сам факт уведомления банком о возможности увеличения им процентной ставки в одностороннем порядке нарушает права заемщика-гражданина, вводит его в заблуждение относительно условий заключенного кредитного договора (см., напр., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2011 N 17АП-11255/2011-АК по делу N А50-15083/2011).

Определением Санкт-Петербургского городского суда от 05.05.2011 N 6602 недействительными были признаны и условия кредитных договоров с физическими лицами, предусматривающие возможность изменять в одностороннем порядке процентную ставку по кредиту в случае повышения:

- ставки рефинансирования Банка России по сравнению со ставкой, действовавшей на момент заключения договора;

- ставки ЛИБОР по сравнению со ставкой ЛИБОР, действовавшей на момент заключения договора;

- ставки ЕВРИБОР по сравнению со ставкой ЕВРИБОР, действовавшей на момент заключения договора.

Кризис в мировой экономике, тяжелое финансовое положение должника, снижение покупательной способности в связи с кризисными явлениями в мировой экономике не являются и обстоятельствами, свидетельствующими о явной несоразмерности банковского процента по ст. 395 ГК РФ последствиям нарушенного обязательства. Подобный вывод был зафиксирован судами в Постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 22.09.2010 по делу N А82-19971/2009, от 27.05.2010 по делу N А82-17963/2009, от 20.04.2010 по делу N А82-11603/2009, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 14.03.2011 по делу N А56-41100/2010, Постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 27.07.2010 по делу N А82-404/2010, Постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.09.2010 по делу N А74-1600/2010, от 14.09.2010 по делу N А74-1552/2010.

Требования о снижении размеров процентной ставки по заключенному между сторонами кредитному договору в связи с последствиями мирового финансового кризиса также не признаются судами. В Определении Московского городского суда от 29.07.2010 по делу N 33-22919 по подобному спору был сделан вывод, что такие требования и их обоснование не являются правовыми и сводятся к произвольному толкованию закона, регулирующего спорные отношения, и условий договора.

 

А.Зрелов

К. ю. н.,

член Экспертного совета

при ТПП России

по совершенствованию

налогового законодательства

и правоприменительной практики