Толкование договоров


Статья: Вы нас неправильно поняли! (Будневич А.) ("Расчет", 2008, N 7) {КонсультантПлюс}

"Расчет", 2008, N 7


Всем известно, как неохотно страховые компании расстаются с деньгами. При этом способы отказа в выплате страхового возмещения могут быть самыми разными. Один из них - уличение страхователя во лжи при заполнении типового заявления и ссылка на неоднозначность толкования предоставленной страховщику информации. Впрочем, в законность такого основания для отказа верят немногие.


Типовая провокация


Как правило, страховые компании предлагают клиентам для заполнения свои стандартные заявления и бланки. Конечно, перед подписанием бумаг клерки страховщика предлагают представителям потенциального страхователя внимательно ознакомиться с пакетом документов (а порой даже настаивают на этом) и стараются очень аккуратно отвечать на все вопросы, касающиеся его содержания.

Однако суть такого общения можно исчерпывающе выразить пословицей "мягко стелют, да жестко спать". Ведь как только фирма выражает несогласие с каким-либо условием или положением договора, страховщик сразу заверяет, что это стандартная формулировка, клиенту она ничем не грозит, и что "просто у них так принято писать".

Таким образом создается впечатление, что страховщики на сто процентов уверены в правильности и законности своих формулировок, определений и положений. Но одновременно страховщики точно знают и слабые стороны разработанных ими условий. Им также хорошо известно, на какие именно вопросы клиенты дают весьма расплывчатые ответы, которые впоследствии можно истолковать двояко. Естественно, что при первой же необходимости выплаты страхового возмещения все недочеты страховщик оборачивает себе на пользу. Например, работники страховых компаний часто пытаются признать свой же договор... недействительным на том основании, что недобросовестный страховщик указал в заявлении ложную информацию.


Ловушка между строк


Что греха таить, обвинение в указании ложных сведений в документации - один из излюбленных приемов страховых компаний. Наиболее активно такая тактика применяется при страховании имущества предприятия от огня и сопутствующих рисков, когда объектами договора являются внутренняя отделка, торговое и вспомогательное оборудование, оргтехника, электронное оборудование, товарно-материальные ценности в торговом зале.

Дело в том, что в данном случае не последнюю роль играет вопрос охраны страхуемого имущества. Однако фирмы, как правило, стараются обойтись без услуг сторожей или сэкономить на них. Бывает так, что постоянное патрулирование помещений, в которых находилось застрахованное имущество, сотрудниками вневедомственной структуры не производилось, а товары оберегал единственный охранник, находившийся при этом в помещении. Однако страховщик все равно отмечает во всех документах, что "охрана застрахованного имущества обеспечена".

Страховщики не лыком шиты. Повторимся: они прекрасно знают, на какие вопросы клиент может дать неоднозначный ответ. Поэтому при наступлении страхового случая они сразу же пытаются выяснить, насколько соответствовал заявленный охранный режим фактическому. И если обнаруживается малейшая нестыковка, представители страховой компании тут же объявляют, что клиент представил им недостоверные сведения, и отказываются исполнять подписанный договор. Но просто так, в одностороннем порядке, от него отказаться сложно. А поскольку согласия на это второй стороны, как правило, не бывает, то страховщики спешат в суд с требованием признать договор, заключенный на основании заведомо ложных сведений, недействительным.


Смотря как истолковать...


Итак, страховая компания требует, чтобы клиент обязательно охранял застрахованное имущество. И при заполнении документов настаивает на том, чтобы страхователь указал, каким именно образом эта сохранность обеспечивается. Обычно данная информация выглядит примерно так: "режим охраны с момента закрытия и до момента открытия Объекта осуществляется с помощью 1 (Одной) единицы охраны".

Обратите внимание - эти сведения войдут в стандартный договор. А информация, оговоренная страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе, расценивается как существенная (ст. 944 ГК, п. 13 Информационного письма ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75). И наличие этих данных неминуемо повлечет за собой требование о признании контракта недействительным (п. 3 ст. 944 ГК).

Таким образом от того, как будет истолкована та или иная формулировка в договоре страхования, напрямую зависит судьба соглашения и, в частности, страховых возмещений при наступлении страхового случая.

Поэтому страховщики сразу же обратят на неясную формулировку внимание и спросят: а что, собственно, вы имели в виду под выражением "одна единица охраны"? (Самое интересное, что изначально, при заполнении документов на стадии подписания договора, эта фраза не вызывала у них никаких вопросов и нареканий.) Для этого сотрудники страховой компании предложат вам письменно пояснить, как именно охранялся объект в момент наступления страхового случая.

Вполне возможно, что страхователь имел в виду следующее: "одна единица" - это один охранник, который каждый час обходит порученное ему помещение. Конечно же, клиент именно так и напишет. Тогда страховщик тут же заявит, что был уверен, что "одна единица" - это одна мобильная группа патрулирования на автомобиле, которая ежечасно осматривает каждое помещение визуально с момента закрытия торговой точки и до ее открытия, проверяя целостность витрин, окон, запорных устройств, а также общую обстановку снаружи.

А вот здесь самое время вспомнить о правилах, изложенных в ст. 431 Гражданского кодекса, которые гласят, что необходимо исходить из буквального, т.е. дословного значения содержащихся в конкретном договоре слов и выражений. А в случае неясности буквального значения условия оно должно быть установлено в результате сопоставления с другими требованиями, а также внутренним логическим содержанием договора в целом. И хотя все эти правила предусмотрены для того, чтобы условия и соглашения толковал суд, препятствий тому, чтобы этими правилами пользовались стороны договора, нет.

Таким образом, ст. 944 ГК ведет в определенной степени к безответственности страхователя. Ведь закон не обязывает его принять все необходимые меры для получения информации о степени риска, которые он принял бы, если бы не был застрахован. Это существенно усложняет работу страховщика, который должен каким-то образом побудить страхователя собрать необходимую информацию, задав соответствующие вопросы".


Не рой другому яму


В данном случае страховщики, формулируя условия, на которые можно дать довольно расплывчатые ответы, сами попадают в собственные сети. Ведь их собственная, типовая форма заявления действительно не исключает возможность различного толкования условия о режиме охраны. То есть данное обстоятельство не является достаточным основанием для признания недействительным договора страхования в соответствии с положениями ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для этого необходимо установление факта сообщения не просто недостоверных сведений, а сведений, заведомо ложных. Причем неверной должна быть именно та информация, которая является существенной для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков.

А при столь расплывчатой формулировке довольно трудно понять, что именно имели в виду и страховщик, и страхователь. Ведь можно допустить, что клиент не ставил себе целью обмануть страховщика, а просто неправильно изложил свой ответ на не очень корректно поставленный вопрос (Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31 августа 2007 г. по делу N А56-52162/2006, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2008 г. по делу N А56-52162/2006).


А.Будневич