"Аудитор", 2012, N 9

 

Статья: Практика заключения договоров о полной материальной ответственности: проблемы и противоречия юридического и бухгалтерского подходов (Зайцева Л.В.) ("Аудитор", 2012, N 9) {КонсультантПлюс}

В статье анализируются причины достаточно распространенной практики заключения недействительных договоров о полной материальной ответственности с работниками организации.

 

Казалось бы, что правила заключения договоров о полной материальной ответственности достаточно полно и четко урегулированы ст. ст. 244 и 245 ТК РФ, а также Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 N 85. Немало по этому поводу написано и в юридической литературе. Подавляющее большинство авторов указывают на ограниченность круга лиц, с которыми допускается заключение договора о полной материальной ответственности, а также на ограничение имущественных объектов, передаваемых им "под отчет".

Тем не менее на практике широко распространены нарушения законодательства о материальной ответственности в части заключения договоров о полной материальной ответственности. С одной стороны, договоры о полной материальной ответственности заключаются с лицами, не включенными в соответствующий Перечень упомянутого Постановления Минтруда, например с руководителями и специалистами административно-хозяйственных подразделений, с водителями и др. С другой стороны, по таким договорам часто передаются не материальные ценности, вверенные работнику и непосредственно обслуживаемые им, а имущество (в т.ч. основные средства и сооружения), доступ к которому имеет неограниченный круг работников и третьих лиц. Возникает закономерный вопрос: почему практика заключения договоров о полной материальной ответственности настолько далека от законодательного регулирования? Настолько распространенное нарушение правовых норм трудового законодательства нельзя объяснить только лишь простой привычкой не выполнять закон. Существуют, вероятно, гораздо более объективные причины столь широко распространенной практики.

С одной стороны, очевидно, что работодатели преследуют совершенно ясный экономический интерес, когда "широко" толкуют нормы договоров о полной материальной ответственности. Действительно, институт материальной ответственности (как, впрочем, и все трудовое законодательство) направлен на поиск максимального баланса между интересами работников и работодателей. Именно этот компромисс находит свое отражение в нормах, устанавливающих ограничение материальной ответственности работника (в широком смысле), поскольку здесь сбалансированы интересы работодателя в сохранности имущества и работника в защите своих прав, в т.ч. и от возможных злоупотреблений работодателя. Причем в условиях, когда между экономическим и правовым положением участников рассматриваемых отношений явно нельзя поставить знак равенства. Это значит, что при всей важности защиты прав собственности приоритет в нормативном регулировании отдается защите прав и свобод личности, т.е. работника. Таким образом, широкое толкование норм о материальной ответственности просто не допускается законом.

С другой стороны, в стране достаточно давно сложилась своеобразная система бухгалтерского учета и контроля за движением материальных ценностей. Именно здесь, на наш взгляд, и коренится значительная часть причин несоответствия практики и нормативного регулирования. В ст. 9 Федерального закона "О бухгалтерском учете"  определено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Новый Федеральный закон "О бухгалтерском учете", который вступит в силу с 1 января 2013 г., содержит аналогичную норму о том, что "каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом". Однако ныне действующий Федеральный закон устанавливает, что первичные учетные документы составляются "по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации". Унифицированные формы первичной учетной документации утверждены соответствующими постановлениями Госкомстата России. С 2013 г., согласно новому Федеральному закону, формы первичных учетных документов будут утверждаться руководителем экономического субъекта по представлению должностного лица, на которое возложено ведение бухгалтерского учета. Формы первичных учетных документов для организаций государственного сектора будут устанавливаться в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

Сегодня установленные постановлениями Госкомстата унифицированные формы первичных документов применяются повсеместно и в обязательном порядке. И именно отдельные унифицированные формы содержат реквизиты, заполнение которых, по сути, приходит в противоречие с трудовым законодательством о полной материальной ответственности работников на основании специального договора. Например, в Постановлении Госкомстата России от 21.01.2003 N 7  формы ОС-6а "Инвентарная карточка группового учета объектов основных средств" и ОС-6б "Инвентарная книга учета объектов основных средств" содержат реквизит "материально ответственное лицо". По сложившейся практике именно с этим работником заключается договор о полной материальной ответственности за сохранность переданных основных средств. Но всегда ли основные средства могут передаваться под отчет материально ответственному лицу? Судя по унифицированной форме, всегда, поскольку в утвержденных названным Постановлением Указаниях по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету основных средств форма ОС-6 применяется для учета наличия объекта основных средств, а также его движения внутри организации.

В то же время в соответствии со ст. 244 ТК РФ работник по договору о полной материальной ответственности возмещает только недостачу вверенного ему имущества, если непосредственно обслуживает или использует денежные, товарные ценности или иное имущество. Таким образом, по договору о полной материальной ответственности работнику не может быть передано имущество, к которому имеют доступ другие работники, не являющиеся материально ответственными лицами. Если основные средства находятся на складе - пожалуйста. Работник их обслуживает и использует непосредственно, т.е. самостоятельно, в условиях, исключающих доступ неопределенного круга лиц. Но как только основные средства внедрены в производственный процесс, ими начинают пользоваться работники, не включенные в перечень лиц, с которыми может заключаться договор о полной материальной ответственности. С этого момента такое имущество фактически выбывает из непосредственного обслуживания и использования материально ответственным лицом, а значит, он перестает нести полную материальную ответственность за сохранность, порчу или утрату этого имущества. (По этой же причине недопустимо устанавливать полную материальную ответственность за здания и сооружения, что, к сожалению, на практике случается не так уж и редко.) Мало того, в указанном случае формально материально ответственное лицо (указанное в форме первичного учета) не только не будет нести полную материальную ответственность, но и в соответствии со ст. 239 ТК РФ будет вовсе освобождено от материальной ответственности, поскольку работодателем не исполнена обязанность "по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику".

Так как же разрешить выявленное противоречие?

В свое время Правительство РФ Постановлением от 08.07.1997 N 835  возложило на Госкомстат России функции по разработке и утверждению альбомов унифицированных форм первичной учетной документации и их электронных версий. Однако в момент появления большинства постановлений Госкомстата об утверждении унифицированных форм Минюстом России было отказано в их регистрации, потому что на тот момент в функции Госкомстата не входило издание нормативных правовых актов. Впоследствии вопрос определения функций этого органа решался по-разному, но сегодня в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 02.06.2008 N 420  и согласно Указу Президента РФ от 12.05.2008 N 724  Госкомстат России не уполномочен осуществлять функции по принятию нормативных правовых актов. Таким образом, с юридической точки зрения постановления Госкомстата не имеют общеобязательного характера и не обладают юридической силой, присущей нормативным правовым актам.

С другой стороны, на основании действующего Федерального закона "О бухгалтерском учете" у организаций нет иного выхода, как пользоваться формами, содержащимися "в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации", утвержденными Госкомстатом. Налицо замкнутый круг.

Конечно, можно подождать 2013 г. и в коммерческих организациях ввести локальные формы первичной учетной документации, а в бюджетных - дождаться новых усовершенствованных форм, утвержденных как минимум министерством. Но это совсем не дает гарантии того, что работодатели вслед за Госкомстатом не станут наступать на те же грабли и максимально учтут требования законодательства, в т.ч. и трудового. Сегодня, на наш взгляд, можно было бы внести изменения в соответствующие постановления Госкомстата России об утверждении унифицированных форм, предусмотрев возможность удаления (замены) отдельных реквизитов, противоречащих закону, на основании организационно-распорядительного документа организации.

Кроме того, не стоит упускать из виду контрольные функции бухгалтерского учета. Отсутствие в формах первичного бухгалтерского учета подписи материально ответственного лица или лица, принявшего объект на ответственное хранение, с позиций собственника может стать причиной ослабления контроля за сохранностью имущества и отсутствия гарантии его охраны. В то же время обман работника относительно его статуса и незаконные меры едва ли могут служить должной организационной основой для сохранности имущества. Целесообразно четко определиться с целями и задачами контрольного характера. Может быть, в формах первичного учета объектов, оборудования, материалов, запущенных в производственный процесс, следует указывать лицо, осуществляющее контроль за сохранностью имущества (а потому, кстати, обязанного впоследствии принимать участие в инвентаризации). При этом актуальным становится вопрос научной организации труда, а именно - четкого описания бизнес-процессов, конкретизации трудовых функций каждого работника (кто и за что отвечает, за что и каким образом отчитывается, кто и что контролирует и т.д.).

 

Л.В.Зайцева

К. ю. н.,

доцент

кафедры трудового права

и предпринимательства Тюменского

государственного университета