"Цивилист", 2011, N 1

Статья: О предмете договора в рамках Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (Морозов С.Ю., Мызров С.Н.) ("Цивилист", 2011, N 1) {КонсультантПлюс}

С момента публикации Концепции развития гражданского законодательства РФ в юридической науке не утихают споры, в рамках которых было высказано много и положительных, и отрицательных мнений о перспективах развития гражданского законодательства. Нам также хотелось бы изложить ряд идей, связанных с достаточно серьезной корректировкой гражданского законодательства.

При рассмотрении вопроса о необходимости весомых изменений основного гражданского закона надо подчеркнуть, что Гражданский кодекс РФ и так подвергается непрерывной доработке. Например, в первую часть ГК уже внесены изменения более чем 40 федеральными законами. Особо отметим изменение в ст. 128 ГК РФ Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497), после чего информация перестала восприниматься как объект гражданских прав. Сильно подправлена ст. 130 "Недвижимые и движимые вещи", в нее добавлены объекты незавершенного строительства и из нее изъяты обособленные водные объекты, леса и многолетние насаждения (См.: Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 39; Федеральный закон от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ "О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2380; Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5279).

Перечисленные изменения подняли ряд вопросов. В частности, каким образом в информационном обществе и государстве гражданское право воспринимает и регулирует оборот информации? Каков статус водных объектов, лесов, многолетних насаждений, которые не потеряли свойство прочной связи с землей, т.е. объектов, "перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно"? Печально констатировать, но Гражданский кодекс РФ страдает отсутствием единства терминологии. Так, если в ст. 126, в п. 3 ст. 129, п. 3 ст. 209, п. 2 ст. 214, п. 1 ст. 656, ст. 660 речь идет о природных ресурсах, то в ст. 262, п. п. 1 и 2 ст. 607, ст. 666 в схожих контекстах говорится о природных объектах. Термин "доход" в ст. 26, ст. 136, ст. 169 также различается. Принятие новой редакции Гражданского кодекса дает прекрасную возможность исправить технические погрешности, имеющиеся в ряде статей.

Но, что нам кажется неоправданным, одна важная проблема осталась незатронутой - единое понимание предмета гражданско-правового договора. Складывается впечатление, что авторы Концепции сознательно обошли своим вниманием данную проблему ввиду ее дискуссионности.

Между тем и договорная, и судебная практика сталкиваются с определенными сложностями в формулировании предмета договора. К примеру, в судебных актах встречаются следующие формулировки: "...как установлено судом, предметом договора... является предоставление возможности на возмездной основе размещать рекламу (эксплуатировать рекламную конструкцию после ее установки)" (Определение ВАС РФ от 9 февраля 2010 г. N ВАС-873/10 по делу N А31-1858/2009 // СПС "КонсультантПлюс".); "...отказывая в удовлетворении исковых требований, суды указали, что предметом договора аренды и соглашения о присоединении к договору аренды является один и тот же земельный участок, доля пользования которым установлена в соглашении" (Определение ВАС РФ от 11 мая 2010 г. N ВАС-5319/10 по делу N А27-6312/2009-7 // СПС "КонсультантПлюс".); "...предметом договора является солидарная ответственность поручителя с эмитентом по исполнению эмитентом его денежных обязательств..." (Постановление Президиума ВАС РФ от 27 апреля 2010 г. N 18169/09 по делу N А33-10705/2008 // СПС "КонсультантПлюс".) и т. п.

Не менее интересные формулировки появляются в текстах типовых договоров. Так, в Типовом договоре социального найма жилого помещения в разделе "Предмет договора" помимо традиционной формулировки и требований к жилому помещению, подлежащему передаче, содержится перечень лиц, вселяющихся вместе с нанимателем.

На наш взгляд, в Гражданском кодексе РФ необходимо закрепить положение о том, что является предметом гражданско-правового договора. К примеру, в п. 1 ст. 432 ГК РФ ввести ч. 3, изложив ее в следующей редакции: "В качестве предмета договора выступают объекты гражданских прав, по поводу которых заключается договор".

Еще одним из недостатков Концепции, на наш взгляд, является то, что она не предполагает закрепления новых объектов прав. К числу таких объектов можно отнести организованность правовых связей.

Полагаем, что объектом организационного правоотношения можно считать организованность иного (организуемого) правоотношения. Деятельность участников гражданских правоотношений определяется их интересом и всегда складывается по поводу каких-либо материальных либо нематериальных благ. Принято считать, что данные блага и выступают объектами гражданских правоотношений.

Г.Н. Давыдова предложила в качестве объекта организационного правоотношения считать "юридическую процедуру" как последовательность совершаемых действий и возникающих на их основе отношений, направленных на достижение определенного правового результата (См.: Давыдова Г.Н. Юридическая процедура в гражданском праве. Общая характеристика: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 7.). В целом данная точка зрения заслуживает одобрения уже потому, что предлагается ввести в число объектов гражданских прав новое социальное благо, которое соотносится только с организационными отношениями.

Вместе с тем при такой широкой трактовке в качестве объекта организационного правоотношения можно было бы признать, например, услугу по перевозке, которую также можно представить в виде последовательности совершаемых действий, направленных на достижение правового результата. Исполнение обязанности перевозчика есть не что иное, как последовательное совершение ряда односторонних сделок, среди которых проверка достоверности массы принятого к перевозке груза, его наименования и других сведений, проверка размещения, крепления и сепарации груза, пломбирование транспортных единиц, доставка груза в пункт назначения, выдача груза управомоченному лицу и др. Выполнение любого из этих волевых действий влечет прекращение обязанностей перевозчика, а потому может считаться сделкой. Неудивительно, что данное определение позволяет Г.Н. Давыдовой признать юридической процедурой и организационные отношения, и объект организационного отношения, и гражданско-правовой договор.

 Конечно же, термин "юридическая процедура" полезен, является межотраслевой категорией и имеет право на существование. Но его следует рассматривать как объект деятельности по организации, а не как объект организационного отношения. Действительно, если организационное правоотношение направлено на организацию выполнения услуг по перевозке грузов в рамках договора перевозки, то нельзя сказать, что организация исполнения услуги и услуга (юридическая процедура) являются тождественными понятиями. И если уж использовать термин "юридическая процедура", то правильно говорить, что объектом организационного правоотношения является организованность юридической процедуры. Чтобы организовать юридическую процедуру, направленную на исполнение субъективных обязанностей перевозчика, необходимо, с одной стороны, определить последовательность совершаемых перевозчиком сделок не только во времени, но и в пространстве, а с другой - определить порядок принятия исполненного перевозчиком по обязательству, ибо непринятое обязательство исполненным не считается. Причем последовательность действий должна быть определена таким образом, чтобы услуга была выполнена максимально эффективно. Этой цели служат транспортные организационные договоры.

В случае, когда организационное правоотношение направлено на организацию становления иного гражданско-правового отношения, то объектом правоотношения является организованность определенной последовательности не только сделок, но и фактических действий. Например, направление оферты до ее получения адресатом является фактическим действием, а после получения - сделкой.

Правоотношение имеет идеальную природу, а потому и организованность правоотношения является нематериальным благом. Можно организовать возникновение правоотношения и (или) его исполнение. При организации формирования правоотношения в качестве блага выступает установленная комбинация правовых связей, определяющая порядок возникновения субъективных прав и обязанностей участников организуемого правоотношения. При организации исполнения правоотношения благом является такое сочетание правовых связей участников гражданского правоотношения, которое позволяет наиболее эффективно исполнить субъективные обязанности и принять их исполнение.

Однако сделанный нами вывод не согласуется с действующим гражданским законодательством. Так, ст. 150 ГК РФ к числу нематериальных благ относит только те, которые принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В частности, к таковым закон относит жизнь и здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права.

Организованность правоотношений не может быть отнесена ни к каким иным объектам гражданских правоотношений, перечисленных в ст. 128 ГК РФ, кроме как к нематериальным благам. Вещи, иное имущество, в том числе имущественные права, работы и услуги, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации никак не сочетаются с таким благом, как организованность правоотношений.

На наш взгляд, необходимо в гл. 8 ГК РФ "Нематериальные блага и их защита" отразить такой объект, как организованность правоотношения, которая является неличным неимущественным благом.

 

С.Ю. МОРОЗОВ, С.Н. МЫЗРОВ