"Современное право", 2011, N 3

 

Статья: Субъекты права на виндикацию в свете реформы гражданского законодательства (Лоренц Д.В.) ("Современное право", 2011, N 3) {КонсультантПлюс}

 

Виндикационный иск как иск собственника применялся только в римском частном праве, где иные обладатели вещи считались держателями и не могли защищаться самостоятельно. В современной правовой действительности любой законный обладатель имущества управомочен на защиту, поэтому активная легитимация на виндикацию должна охватывать любого титульного владельца.

Обратим внимание, что авторы Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (пункты 1.3 и 1.5 раздела законодательства о вещных правах) предлагают отказаться от противопоставления владения и держания, что будет означать доступность владения, например, для недееспособных лиц, что позволит упростить применение владельческой защиты.

Таким образом, ст. 305 ГК РФ должна распространяться на всех титульных владельцев, т.е. на любых правомерных сознательных обладателей имущества, в том числе на хранителей, перевозчиков и т.д.

В Концепции развития гражданского законодательства РФ (пункты 1.7 и 1.8 раздела законодательства о вещных правах) и в проекте изменений в раздел II ГК РФ предлагается предусмотреть в законе владельческую защиту (статьи 215 - 220). На взгляд разработчиков Концепции, нарушитель владения не может ссылаться в качестве возражения на то, что ему принадлежит право на вещь. Однако нарушитель имеет возможность начать спор о праве при соблюдении ряда ограничений (передача вещи третьему лицу в секвестр на время спора, оплата всех издержек по данному делу и т.д.)

В ноябре 2010 года на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ был опубликован проект изменений в ГК РФ, подготовленный на основании и во исполнение Указа Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" в соответствии с разработанной на основании того же Указа Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации. В свете правовой реформы наблюдаются некоторые нововведения в определении статуса виндиканта (лица, уполномоченного на предъявление виндикационного иска). В статье 228 проекта изменений в раздел II ГК РФ предлагается наделить правом на виндикацию лишь собственника и обладателей ограниченного вещного права. Концепция (п. 2.3 раздела законодательства о вещных правах) и законопроект (ст. 224) закрепляют исчерпывающий перечень вещных прав:

- право постоянного владения и пользования земельным участком (глава 20);

- право застройки земельного участка (суперфиций) (глава 20.1);

- сервитут (глава 20.2);

- право личного пользовладения (узуфрукт) (глава 20.3);

- ипотека (глава 20.4);

- право приобретения чужой недвижимой вещи (глава 20.5);

- право вещной выдачи (глава 20.6);

- право оперативного управления имуществом, относящимся к государственной или муниципальной собственности (глава 20.7).

Притязанием на виндикацию могут воспользоваться обладатели ограниченных вещных прав, в содержание которых включается правомочие владения. Исходя из анализа указанного перечня, к таким вещным правам относятся право постоянного владения и пользования земельным участком, право застройки земельного участка, узуфрукт, право оперативного управления имуществом, относящимся к государственной или муниципальной собственности.

Относительно такого вещного права, как ипотека, в ст. 303.14 проекта установлено правило, согласно которому невладеющему залогодержателю разрешается виндицировать предмет ипотеки во владение залогодателя, что является новеллой в природе иска, поскольку виндикация всегда предполагала восстановление нарушенного владения истца, а не другого лица, пусть даже и потерпевшего.

В Концепции обоснован принцип ограничения применения правил о вещных правах к иным гражданским (в том числе обязательственным) правам. Следовательно, другие законные владельцы (арендаторы, наниматели, хранители и прочие титульные обладатели индивидуально-определенной вещи) не смогут использовать виндикацию для защиты своих гражданских прав, если иное не будет предусмотрено ГК РФ (п. 3 ст. 227 проекта).

Но при этом появляется сомнительная новелла, согласно которой незаконный владелец вправе предъявить виндикацию в отношении лиц, которые не могут сослаться в обоснование законности своего владения на вещное право или договор (п. 6 ст. 227 проекта). В общем-то это противоречит существу виндикации, поскольку всякий виндикант обязан доказывать свой титул, который у незаконного владельца, естественно, будет отсутствовать.

Дискуссионным остается вопрос о законности и титульности фактического обладания имуществом со стороны владельцев, которые с непосредственной подачи законодателя осуществляют господство над вещью помимо воли собственника (статьи 225 - 234 действующего ГК РФ). Особая полемика развернулась вокруг статуса ретентора (ст. 359 ГК РФ) и давностного владельца (ст. 234 ГК РФ).

По прямому разъяснению Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ давностный владелец имеет право на защиту своего владения применительно к правилам статей 301 и 304 ГК РФ, т.е. обладает правом на виндикацию и негаторный иск, которые являются петиторными способами защиты. Высшие судебные инстанции исходили из того, что всякий законный владелец вправе применить виндикационный иск. Подобное толкование вполне соответствует нормам ст. 305 действующего ГК РФ.

Однако заметим, что в абзаце втором п. 3 ст. 242 проекта изменений в раздел II ГК РФ предусматривается, что "до приобретения права собственности на вещь в силу приобретательной давности лицо, владеющее вещью как своей собственной, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания". Исходя из текста законопроекта (ст. 224), право узукапии не входит в перечень вещных прав, значит, весьма сомнительно, что давностный владелец будет иметь право использовать виндикационный иск. С другой стороны, п. 3 ст. 227 проекта допускает использование вещно-правовых способов защиты для защиты иных (не вещных) гражданских прав, если это будет предусмотрено Гражданским кодексом. Возможно, абзац второй п. 3 ст. 242 проекта является тем самым основанием наделения узукапиента правом на виндикацию, поскольку если бы в новых правилах о приобретательной давности речь шла о владельческом (посессорном) иске, то разработчики Концепции не стали бы указывать, что он неприменим против собственника имущества, а также лиц, имеющих право на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Если учесть, что всякое внедоговорное притязание об истребовании индивидуально-определенной вещи из неправомерного владения представляет собой виндикацию, можно предположить, что давностный владелец по законопроекту уполномочен на виндикацию. Кроме того, разъяснения высших судебных инстанций, скорее всего, сохранят силу после внесения изменений в ГК РФ.

Итак, в результате правовой реформы гражданского законодательства в ближайшем будущем право на виндикацию будут иметь лишь собственник или обладатель ограниченного вещного права, включающего в свое содержание правомочие владения. Иные титульные владельцы смогут применять виндикационный иск, если это будет прямо предусмотрено в ГК РФ.

 

Д.В. ЛОРЕНЦ