"Бюллетень нотариальной практики", 2012, N 1

Статья: О проекте Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате" (к вопросу о создании Единого реестра завещаний) (Черемных Г.Г.) ("Бюллетень нотариальной практики", 2012, N 1) {КонсультантПлюс}

Данный законопроект, код N 632210-5, внесен депутатом Государственной Думы М.В. Емельяновым, который предлагает дополнить ст. 1123 Гражданского кодекса РФ частью третьей следующего содержания:

"Нотариус, другое лицо, удостоверяющее завещание или распоряжение об отмене завещания, вносит сведения о завещании, дате удостоверения завещания, распоряжения об отмене завещания и номере реестра регистрации нотариальных действий в единый реестр завещаний в порядке, предусмотренном законом. Сведения, хранящиеся в едином реестре завещаний, могут быть разглашены после открытия наследства" (ст. 1 проекта).

Одновременно предлагается дополнить ст. 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате частью третьей следующего содержания:

"Федеральная нотариальная палата ведет единый реестр завещаний. Нотариусы, занимающиеся частной практикой, вносят в единый реестр завещаний сведения о завещании, дате удостоверения завещания, распоряжениях об отмене завещания или принятии на хранение закрытого завещания и номера реестра регистрации нотариальных действий путем направления указанных сведений в Федеральную нотариальную палату по почте с уведомлением о вручении или по электронной почте с использованием электронно-цифровой подписи. Сведения из единого реестра завещаний выдаются при подтверждении факта открытия наследства. До дня открытия наследства работники Федеральной нотариальной палаты обязаны сохранять тайну завещания. В случае нарушения тайны завещания и причинения в связи с этим завещанием морального вреда, а нотариусу, занимающемуся частной практикой, - ущерба виновные несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Порядок ведения единого реестра завещаний определяется Министерством юстиции Российской Федерации" (ст. 2 проекта).

Согласно пояснительной записке к законопроекту принятие этого закона позволит решить проблему "розыска завещания наследниками". При отсутствии единого реестра завещаний они лишены такой возможности. Кроме того, создание единого реестра завещаний сделает невозможным оформление наследственных прав по несуществующим завещаниям и по завещаниям, составленным "задним числом" после смерти наследодателя.

Задачи, безусловно, важные, однако предложенный законопроект их не решает.

Первое. Введение части третьей ст. 1123 Гражданского кодекса РФ, обязывающей нотариуса, другое лицо, удостоверяющее завещание или распоряжение об отмене завещания, направлять сведения в единый реестр завещаний при неизменной части первой данной статьи, которой им запрещено сообщать кому-либо даже о самом факте удостоверения или отмены завещания, делает статью первую законопроекта бессмысленной, поскольку запрет остается в силе.

Второе. Статья 1 и ст. 2 законопроекта находятся в явном противоречии друг с другом. Так, ст. 1 вводит обязанность внесения сведений в единый реестр завещаний как для нотариусов, так и для всех без исключения должностных лиц, наделенных правом удостоверения завещаний, тогда как ст. 2 предусматривает такую обязанность только в отношении нотариусов, занимающихся частной практикой. При таком положении единый реестр завещаний единым можно назвать лишь условно.

Третье. Законопроект не устанавливает ограничений в отношении лиц, которым могут быть предоставлены сведения о завещании после смерти завещателя. Между тем ст. 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате установлен ограниченный перечень лиц и организаций, имеющих право доступа к сведениям о совершенных нотариальных действиях, и в случае принятия данного законопроекта неизбежно возникнет существенная коллизия этих норм права.

Четвертое. Статья 2 проекта возлагает ведение единого реестра завещаний на Федеральную нотариальную палату, при этом работники Федеральной нотариальной палаты обязываются сохранять тайну завещания.

Между тем так называемая единая база завещаний уже ведется, однако ведет ее не Федеральная нотариальная палата, у которой нет для этого ни организационных, ни технологических возможностей, ни ее работники, а Центр инноваций и информационных технологий, который хотя и создан с участием Федеральной нотариальной палаты, но является самостоятельной некоммерческой организацией, юридическим лицом, имеющим свою печать, свой счет в банке, собственный баланс и полную хозяйственную самостоятельность. Иными словами, сведения по завещаниям минуют Федеральную нотариальную палату, ее работников и напрямую попадают к иным специалистам, для которых нет сейчас и не предусматривается законопроектом обязанности хранить тайну завещания.

Пятое. В ст. 2 проекта говорится, что в случае нарушения работниками Федеральной нотариальной палаты тайны завещания и причинения в связи с этим морального вреда завещателю, а нотариусу, занимающемуся частной практикой, - ущерба виновные несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Возложение ответственности на работников Федеральной нотариальной палаты, если они когда-нибудь будут вести единый реестр завещаний, за нарушение тайны завещания принципиально неверно. Они, как известно, за вред или ущерб, причиненный в процессе трудовой деятельности, несут ответственность согласно законодательству о труде в пределах своего должностного оклада. Поэтому такая ответственность должна быть возложена непосредственно на Федеральную нотариальную палату.

Шестое. Проект содержит несколько неточных терминов. В ст. 1 слово "законом" лучше заменить на слова "законодательством о нотариате"; в ст. 2 термин "электронно-цифровая подпись" - на "электронная подпись"; "реестр регистрации нотариальных действий" действующие нормативные правовые акты называют иначе: "реестр для регистрации нотариальных действий".

Седьмое, возможно, наиболее важное. Как известно, до принятия части третьей Гражданского кодекса РФ "Наследственное право" наследственные права оформлялись в соответствии с Гражданским кодексом РСФСР, в котором прямого запрета для нотариуса, других лиц, имеющих отношение к удостоверению завещания, разглашать сведения, касающиеся удостоверения завещания, его совершения, изменения или отмены, т.е. статьи, аналогичной ст. 1123 Гражданского кодекса РФ, не было.

Такой запрет, введенный ст. 1123 Гражданского кодекса Российской Федерации "Тайна завещания", неслучаен. Передача любых сведений, в любом объеме о завещателе и факте оформленного им в установленном законом порядке завещания без его согласия невозможна, т.к. будет противоречить ст. 55 Конституции Российской Федерации, а также Федеральному закону "О персональных данных". Наличия такого согласия завещателя законопроект не содержит.

Таким образом, внесенный законопроект проблему создания единого реестра завещаний не решает, поскольку фактически предусматривает лишь учет завещаний, удостоверенных нотариусами, занимающимися частной практикой, и не учитывает массив завещаний, удостоверяемых имеющими такое право должностными лицами местных органов власти, консульских учреждений, лечебных учреждений, воинских частей, экспедиций, мест лишения свободы и т.д. Не исключает он и имеющиеся, хоть и редкие, факты поддельных завещаний, напротив, внесение такого завещания в единый реестр может придать ему в ряде случаев определенную юридическую силу и усложнить рассмотрение такого гражданско-правового спора в судебных инстанциях. Единственное, что может решить законопроект, это придать легитимность сегодня незаконным требованиям Федеральной нотариальной палаты, обязывающим нотариусов предоставлять сведения о завещаниях в Центр инноваций и информационных технологий. Только это, и больше ничего.

Г.Г. ЧЕРЕМНЫХ